Max Katz (maxkatz) wrote,
Max Katz
maxkatz

Categories:

Регламент координационного совета

Во-первых: ситуация, происходящая вокруг Леонида Развожаева, требует, конечно же, действий от тех, кто избран в КС, я понимаю, что в данный момент это первоочередной и важнейший вопрос, и никак не собираюсь отвлекать от него внимание. Однако.

Я думаю, что этим вопросом сейчас займутся лучшие силы - люди, которые уже много лет в политике, знают что делать, куда писать, что писать и как писать, с кем разговаривать, кого привлекать к решению проблемы и так далее. Я со своими знаниями, навыками и ресурсами не смогу быть полезен в этом процессе, я могу только молча сидеть и слушать. В КС затем и есть 45 человек, чтобы они занимались различными делами, кто в чём силён. Вот я предприниматель, поэтому хочу заниматься организацией. И напишу сейчас о ней, хотя хочется, конечно, написать о Развожаеве.

Мы имеем дело со сложнейшей задачей: нужно с нуля организовать работу коллегиального органа из 45 человек, в котором:
  • Присутствуют очень разные люди, часто с полярными взглядами,
  • Возможно, присутствуют провокаторы,
  • Присутствуют участники, легитимность которых ниже остальных в глазах некоторых других участников,
  • У органа нет никакой истории работы и нет никакого прототипа,
  • Большинство участников не имеют опыта работы в организованных политических коллегиальных органах,
  • У органа нет регламента работы или устава, нет полномочий, прав или обязанностей, 
  • Орган действует вне правового поля и ничем не регулируется, не имеет надзорной организации, не может обратиться в суд или прокуратуру,
  • Не имеет сотрудников аппарата, бюджета, помещения,
  • Имеет крайне высокие, возможно, завышенные ожидания,
  • И ещё очень много проблем.
Если кто-то думает, что при этих вводных могут просто прийти 45 человек и начать заниматься какой-либо деятельностью – он не прав. Деятельность невозможна никакая до решения хотя бы части этих проблем.

Давайте подумаем, что будет, если мы всё же попробуем последовать романтичной идее, предположив, что все мы адекватные люди и давайте, типа, соберемся и всё вместе между собой решим. А на повестку дня вынесем несколько общих вопросов, ну, к примеру, те, которые чаще всего задают люди. «Чем будет заниматься КС», «что мы будем делать с политзаключёнными», «как мы будем работать с регионами» и тому подобное.

И даже, предположим, каким-то образом решится задача с помещением, и вот мы все пришли, сели за круглый стол и сидим. Во главе стола сидит Навальный, которому респект и уважуха, а также у него больше всего голосов. Что выйдет:



Если описать процесс в целом: встретятся 45 человек, из которых (дальше цифры примерные) 40 считает себя лидерами, 30 не планируют вообще ничего и никого слушать, а только говорить свои умные мысли, 10 умеет громким поставленным голосом отстаивать своё право говорить и пятеро, которым вообще интересно всех затроллить.
Все эти люди будут по непонятным правилам хаотично высказываться, укалывать друг друга, потом другие будут отвечать, отстаивать свои убеждения и позиции, выражать своё возмущение, обсуждать порядок работы, выкрикивать свою позицию с места, когда они совсем уж возмущены. Никто никого не сможет прервать, призвать к порядку или попросить закончить длинное выступление.
С другой стороны другие будут сидеть тихо и молчать, потому что в таком бардаке действовать не умеют. Кто и как будет ставить вопросы на голосование - будет непонятно, и в итоге к концу шестичасового обсуждения мы будем получать достаточно очевидный ответ на какой-нибудь простой вопрос, который при других обстоятельствах три человека согласовали бы за 15 минут.

Так дела не делаются. А как делаются:

Это заседание Мосгордумы. Да, я знаю сколько там единоросов, но это не меняет того, что в Мосгордуме много лет сидит гений регламента Владимир Платонов. Поэтому в Мосгордуме все всегда могут высказаться, никто никого не прервёт, не закричит, не будет вырывать микрофон, но и дольше положенного говорить никто не сможет.


 
Это выступление руководителя фракции КПРФ Андрея Клычкова, которое последовало после выступления мэра Собянина. В зале 32 единороса, спикер единорос, Собянин сидит рядом, заседание транслируется – мысли, что Клычков высказывает, очень неприятны для их ушей, была бы их воля, любой по собственной инициативе прервал бы эту речь. Но речь не прерывается.  
Обратите внимание на 4:55, когда у Клычкова кончилось время. Платонов мог его прервать и попросить присесть, однако вместо этого он сначала прозвенел в звоночек (не сам прервал, а звоночек, чтобы показать, что именно время вышло, а не ему лично надоело слушать) и затем вежливо спросил сколько ещё нужно времени. Клычков сообщил, что 3 минуты, депутаты не были против, он объявил «коллеги продлили вам до трех минут».
На 7:53 у него опять закончилось время, и там прошло похожее обсуждение (которое КПРФ зачем-то вырезала из этого видео), и время продлили ещё.


Или еще один пример: парламент Великобритании. Там немного другие порядки и не всё так строго, однако дискуссии идут продуктивно. Обратите внимание на 1:40 – как отскакивает Кэмерон обратно на стул и как все моментально замолкают, когда встаёт спикер и мирно спокойно говорит «давайте послушаем лидера оппозиции». 



Заседания британского парламента можно смотреть вечно, я просмотрел их огромное множество. У них так уже миллион лет, вот Маргарет Тэтчер, например:



Шумность происходящего можно регулировать по желанию, но вот строгую модерацию процесса, строгий регламент выступлений, чёткое время выступлений и ограниченное время заседания, понятную повестку дня и соответствующее всему этому техническое оборудование совершенно необходимо обеспечить.

Чтобы окунуть вас обратно в реальность посмотрите вот это: собрание людей, где нет ни регламента, ни председателя, ни цели, ни полномочий:




Именно так проходит абсолютное большинство собраний людей без регламента, председателя, повестки дня и формы принятия решения. И мы с нашим КС к этому намного ближе, чем к тому, что вы видели выше.

Сегодня мы с Владимиром Ашурковым и Натальей Пушкарёвой, которая в КС не прошла, но вызвалась помогать, посидели над проектом регламента (это лишь проект, его надо обсуждать и голосовать по многим пунктам, это вовсе не итоговое решение), за основу взяли регламент как раз Мосгордумы, взгляните на отрывок из проекта:


Статья 18. Продолжительность выступлений на заседании Совета
 1. Продолжительность выступлений:
 1) с докладами и содокладами - до 15 минут;
 2) в прениях - до 1 минуты, за исключением случаев, предусмотренных статьей 60 настоящего Регламента;
 3) с вопросами, формулировками предложений по порядку ведения, мотивам голосования - до 30 секунд;
 4) с аргументацией и комментариями по поправкам - до 1 минуты.
 2. По просьбе выступающего время выступления может быть увеличено протокольным решением либо без голосования при отсутствии возражений со стороны делегатов.



А там больше 97 статей. Расписывается каждая мелочь, и нужно это для того, чтобы когда кто-то решит порассуждать о судьбах Родины 30 минут, председатель мог, не испортив с ним отношений, прозвенеть в звоночек и сказать «Михаил Семёнович, у нас регламент, выступление в прениях 1 минута, сколько вам нужно ещё времени?»

Работа над регламентом дело сложное, согласовывать регламент еще сложнее. Уже очевидно множество конфликтов интересов, которые должны будут решаться голосованием, уже видно, что это пойдёт тяжело, но, похоже, что это может успешно реализоваться. И тогда мы сможем получить работоспособный орган, который будет заседать 3 часа и принимать 10 решений, а не заседать двое суток, принимая полрешения.

От того, какие будут первые действия КС, зависит, каким он в итоге станет. Примеры, каким он может стать, я привёл выше. На мой взгляд, если мы хотим попробовать получить работоспособный орган, то сейчас нам нужно сделать следующее:
  1. Не спешить с первым заседанием, провести его 3-го ноября. Мы жили 20 лет без КС, поживём ещё неделю, ничего страшного,
  2. Первым и единственным вопросом первого заседания должно быть обсуждение и принятие регламента. Это будет долго, это должно быть поэтапно – сначала нужно принять регламент выступлений отдельно, потом обсуждать проект регламента,
  3. В свою очередь проект нужно за 5 дней доработать всем желающим и разослать по мейлу за 3 дня до заседания все проекты также всем желающим,
  4. На заседании нужно обсудить проекты и внесённые предложения, проголосовать по поправкам и принять регламент,
  5. Далее лучше всего разойтись,
  6. На втором заседании необходимо первым делом избрать председателя (первое всегда в коллегиальных органах ведёт самый возрастной депутат, а так как у нас нет устава и регламента, то мы не сможем на первом заседании легитимно избрать другого),
  7. И вот только тогда уже можно начинать работать.
  8. До этого, понятное дело, можно обсуждать всё в любом составе, но нельзя ни в коем случае называть сейчас какое-либо мероприятие «координационным советом» или «решением координационного совета»,
  9. Если бы совет обладал какими-то инструментами, то можно было бы пренебречь процедурами и немедленно и экстренно приступить к работе, но инструментов и ресурсов у совета нет, они есть у его делегатов/членов/депутатов. Делегаты могут и без названия «КС» обсудить между собой действия, но сам орган трогать сейчас нельзя, он ещё не готов к работе

У меня мало инструментов продвигать эти идеи – я почти не знаком с другими избранными участниками КС, сам прошел с низкого места и меня серъёзно там не воспринимают, считая, что я собираюсь заниматься лавочками. Если у вас есть идеи, как эти штуки можно протолкнуть, – протолкните, плиз.



Оглавление журнала
Tags: КС
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 160 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →