Max Katz (maxkatz) wrote,
Max Katz
maxkatz

Categories:

Сколько нас и что мы можем

Последний митинг собрал около 27,000 человек. Непосредственно после зафиксированного сотнями камер жульничества на выборах, на пике возмущения, в выходной день на митинги выходило всего в 2-3 раза больше людей. Прошло полтора года, немедленных поводов не было (только затяжные, для реакции на которые митинги подходят плохо), день был будний, посреди таких праздников, в которые даже пробок нет, потому что все уехали в отпуска. Причем уже год нас разными способами пытаются убедить, что митинги это бесполезно, плохо и опасно. Но нет, все равно пришло очень много людей.

Такое количество пришедших говорит о том, что появилась многочисленная группа людей, которая хочет изменений, грозно рявкающего царя не боится и делает то, что считает нужным. Группа не убежит, не испугается, не разочаруется и никуда не денется, это новая реальность. Одна из причин, по которой я уже год трачу по 12-15 часов своего времени в день на малоперспективные и даже опасные в личностном плане занятия вроде муниципальных дел, Координационного Совета, Городских Проектов и прочей политики, это как раз наличие большого количества таких союзников, причём таких союзников, с которыми приятно что-то делать вместе.

Однако разговоры о скорых победах и падении оппонентов, а также рассуждения, что мы будем после этого делать, входят в категорию психологического самообмана. Людям очень приятно рассуждать о том, что будет после победы, это погружает нас в такое состояние, будто мы уже победили. К сожалению, требования об отставке президента часто высказывают группы людей, у которых ресурсов не хватит даже на то, чтобы добиться отставки заместителя главы районной Управы, даже если они направят на это все усилия. Но рассуждения о скорой победе ресурсов не требуют, поэтому мы их часто слышим и повторяем. Но я сегодня позанудствую.

Никакой победы и даже изменений в стране в положительную сторону не будет, пока силы, требующие адекватных перемен, не овладеют средствами добиваться своих целей. Иначе говоря, просто заявить «требуем честных выборов» мало, нужны представители в УИКах, адекватные наблюдатели, те, кто их будет инструктировать, офис в Москве нужен, кто-нибудь в городской и федеральной избирательной комиссии, кто-нибудь хотя бы нейтральный в правоохранительных органах. Да, наши требования очевидны. Но при всей кажущейся очевидности того, что если сейчас 100,000 человек заявят свои требования, то власть вынуждена будет их исполнить, всё обстоит, к сожалению, не так. Потому что изменения происходят только когда в руках требующих этих изменений есть средство добиться своей цели. Никакая тут мораль и совесть не действуют, только система сдержек и противовесов.

Ещё короткий пример: выборы губернаторов. Когда их вводили, Едру очень хотелось их так ввести, чтобы все равно оставить за ними свой контроль. Чтобы и выборы состоялись, и Едро само к ним подбирало кандидатов. И они это сделали через муниципальный фильтр, где никак нельзя собрать достаточно подписей депутатов без благословения исполнительной власти. Если бы после Болотной тогда 3% присутствующих пошли в муниципальные Собрания в Москве, мы бы захватили там около половины мест (а не 1% как сейчас) и вопрос с муниципальными фильтрами вообще не встал бы на повестку дня при вводе выборов губернаторов, потому что существовала бы вероятность того, что Едро само не сможет выдвинуть в Москве кандидата, а даже минимальная вероятность такой ситуации полностью сняла бы эту опцию с повестки дня и исключило бы любые фильтры.

Короче, как говорят в одном фильме, добрым словом и пистолетом можно добиться намного большего, чем просто добрым словом :) Давайте подумаем, что мы можем в нашем текущем состоянии. По различным косвенным данным можно понять, что активных интересующихся политикой людей, которые готовы безвозмездно тратить на неё свои усилия и время, примерно около 50,000 человек. Это понятно и по голосованию за инициативу Навального, и по выборам в КС, и по количеству людей на митингах. Это совсем не так мало, как кажется, для политической силы это очень даже хорошая база поддержки. Я не уверен, что у КПРФ есть такое число настоящих сторонников, а значит, абстрактная партия реформаторов точно входит в тройку сильнейших политических движений.
У партии консерваторов, Единой России, тоже совсем непонятно наличие стольких настоящих сторонников, но там есть куча денег, выстроенные системы взаимодействия, и в целом они определённо сейчас сильнее. А вот вторые мы или третьи — непонятно. Количество активных сторонников идей реформирования страны часто ошибочно сравнивают с массой, которая не интересуется политикой и не имеет никакого мнения, и, делая такое сравнение, заключают, что мы малочисленны и никого не представляем. Это всё можно было наблюдать во время выборов в КС. Но, конечно, при объективном взгляде очевидно, что оппонент с целью манипуляции выдаёт за своих сторонников тех, кому на всё наплевать. Найдётся ли в стране 50,000 человек, которые в курсе деятельности партии Единая Россия? Не уверен. А сравнивать надо именно это.

Кроме 50,000 активных сторонников есть ещё второй уровень: люди, симпатизирующие нам, интересующиеся нашими делами, но которые пока не готовы ничего делать и самим нырять в политику. Таких, судя по количеству читателей топовых политических и гражданских блогов, а также опросов Левады, около двух миллионов, из которых 1 миллион живёт в Москве. Это число можно сравнивать с количеством пассивных сторонников наших оппонентов, которыми являются большинство госслужащих, силовики и некоторые бюджетники. Там людей больше, но не в разы. Ну, то есть силы вполне сопоставимы. При равном уровне организации сторонников и равном присутствии каждой из групп в разных системах управления выборы бы заканчивались чем-то типа 41% за одних, 36% за других, 16% за КПРФ и 7% всем остальным. Но этого не происходит.

Причины тут, на мой взгляд, две. Первую все знают: одна из групп в данный момент контролирует все государственные институты. Почти всё, что говорится у нас от имени Российской Федерации, от судов, прокуратуры и полиции до всех парламентов, мэров и губернаторов, а также СМИ, контролируется из одного центра. Об этой проблеме все всё время говорят, но она, на мой взгляд, переоценена, а вторая недооценена. Вторая состоит, по-моему, в том, что реформаторы не организованны, не имеют нормальных лидеров, не имеют нормальных структур и не умеют добывать финансирование. И она, как мне кажется, намного важнее первой. Ведь почему во всех городских и областных думах страны сидят либо люди, получающие деньги от губернатора, либо те, кто пошел туда отстаивать бизнес интересы? Почему как необщественная организация, так сразу чья-то подстилка для достижения каких-то узких скрытых интересов, причём обычно властных? Потому что больше деньги брать негде, а политическая и общественная деятельность это в первую очередь деньги.

Вот были в Москве выборы в муниципальные собрания. Оппонент наш выпилил себе, как обычно, из бюджета денег, разослал их по районам, спустил там разнарядку заставить наиболее электорабельных людей (врачей и учителей) пойти на выборы, собрал им подписи, спланировал, оплатил и провёл им кампании. А мы что? У нас пошли только те кандидаты, которые готовы были потратить месяц своей жизни и примерно 100 тысяч личных рублей на то, чтобы совершить очень сомнительное действие и стать депутатом без зарплаты. Конечно, у них пошло 2000 кандидатов, а у нас 30.
У них избрались 1000, а у нас 15. И так происходит на всех выборах по всей стране, и так происходит не только с выборами, а со всеми сферами политической жизни. Газеты районные выпускает только оппонент, по радио говорит в основном оппонент, в телевизоре понятно кто сидит. И видите, дело даже не дошло ещё до честности выборов — ну объективно, когда их 2000 идёт, а нас 30, то какие бы выборы ни были, но мы проиграем. В политике не будет нормальных людей. Проблема неорганизованности важнее проблемы контроля оппонентом всех институтов.

Теперь посмотрим, что было бы, будь мы организованнее. Если бы мы выставили на муниципальные выборы 2000 человек и уравняли бы шансы, то этот проект обошелся бы примерно в 50 миллионов рублей. На эти деньги кандидаты провели бы свои кампании, избралось бы 500-800 независимых депутатов, и соответственно, 500-800 Едросов. Политическая ситуация в Москве после этого была бы кардинально иной, Навальный мог бы писать в ЖЖ пост про жуликов, а 45 муниципальных Собраний Москвы выходить с заявлениями на эту тему и решениями обратиться в правоохранительные органы. А решение муниципального Собрания это вам не резолюция координационного совета, это форматный государственный орган, который от имени граждан России действует, его игнорировать намного сложнее, особенно когда их вдруг вышло с решением 45. Районные газеты, районные телеканалы, главы Управ — всё бы очень кардинально изменилось.
Что такое 50 миллионов рублей? Это в среднем 1000 рублей с каждого сторонника, либо ±2 дня дня его волонтёрской работы. При таком числе сторонников это можно было бы легко реализовать, действительно оказав большое влияние на ситуацию. Что ещё можно сделать?

Оффлайнизировать блог Навального, например, да так, чтобы он попадал в каждый почтовый ящик Москвы. Это обошлось бы в 170 рублей в месяц на каждого активного сторонника. Финансирование такой организации, как, к примеру, Голос, которая очень важна для независимой политической системы, обошлось бы примерно в 60 рублей в месяц на сторонника. А Голос это структура, которая работает 13 лет и имеет отделения в 40 регионах, мощнейшая организация, которая по каким-то неведомым причинам получает деньги на своё существование не от нас, а по каким-то там грантам.
Сильно ударить по Екатеринбуржской Городской Думе, чтобы там избралось если не большинство, то хотя бы треть независимых депутатов, обошлось бы примерно в 600 рублей на сторонника.

Среди сторонников есть много людей с доходами выше среднего, я уверен, что собирать, например, 1000 рублей в месяц со среднего сторонника более чем реально, если только люди будут действительно видеть, как их деньги работают и что на них делается. А, может быть, что и 3000 рублей можно.
Это всё очень близко и очень возможно, надо только, чтобы лидеры (вернее, те люди, которые больше времени тратят на это дело) заинтересовались строительством структуры, а не тактическими боями без структуры, и тогда всё это появится. И вот тогда станет можно побороться за победу, тогда всё начнёт меняться, а не тогда, когда на улице окажется миллион человек, как принято думать среди текущей оппозиционной тусовочки.

Погодите кулаками махать, друзья. Надо отстроить и пригнать пушки, а потом уже на войну ходить. Точнее, потом и ходить на неё не придётся, кто ж будет воевать с теми, у кого есть пушки. А с теми, кто размахивает кулаками — это запросто.




Оглавление журнала
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 420 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →