?

Log in

No account? Create an account

maxkatz


Кац предлагает победить


Previous Entry Share Flag Next Entry
Избавиться от некоторых полос движения
maxkatz
Почитайте вот интервью канадского урбаниста Гаэната Руайе: http://www.gazeta.ru/realty/2013/06/18_a_5385773.shtml




— Вы успели познакомиться с Москвой. Что, по-вашему, нуждается в изменении с точки зрения современного городского планирования?
— Центр города чересчур ориентирован на автомобили. Московские улицы слишком широкие, их сложно переходить, и мой совет — избавиться от некоторых полос движения. Зачастую три полосы переходят в шесть, а потом опять в три, что совершенно нерационально, потому что это создает бутылочные горлышки и заторы. В Ванкувере ликвидируют лишние полосы: например, на мосту из шести полос одну полосу решили отдать велосипедистам. Люди были в ужасе: «Это кошмар! Это не сработает!» В тот день, когда проект был реализован, на мосту собрались журналисты, телевидение, вокруг летали вертолеты — все ожидали огромную пробку. Ничего не произошло, разница совершенно не ощущалась. Я думаю, раз власти решили сделать парк, они смогут разобраться и с проблемой движения.





А ещё, раз уж у нас день ссылок, почитайте отличную статью в журнале Эксперт о том, почему наши города очень плохие http://expert.ru/expert/2013/23/v-lovushke-mikrorajona/




«Россия — последняя страна в Европе, продолжающая возводить микрорайоны железобетонных многоэтажек. Виной тому устаревшие нормы строительства, а также нежелание властей и девелоперов что-то менять»








  • 1
«Для генерации полнокровного разнообразия на улицах и в районах больших городов необходимы четыре условия:
1. Район и как можно большее количество его составные частей должны исполнять минимум две первичные функции; предпочтительно — минимум три. Этим должно обеспечиваться присутствие людей, выходящих на улицу в разное время и с разными целями, но при этом использующих многие городские возможности совместно.
2. Кварталы в большинстве своем должны быть короткими. Это значит, что улицы и возможности свернуть за угол должны быть частыми.
3. В районе должны, перемежаясь, идти здания, различающиеся по возрасту и состоянию, включая немалое число старых, чтобы приносимые ими экономические плоды были различны. Это смешение должно быть достаточно тесным.
4. Необходима достаточно высокая концентрация людей, по каким бы причинам они здесь ни находились. В том числе — высокая концентрация людей, живущих в данном районе.
Необходимость выполнения четырех перечисленных условий — самый важный мой тезис в этой книге. Вместе эти условия создают эффективные экономические резервуары использования. При выполнении этих условий не все районы, конечно, творят разнообразие в одинаковой мере. Потенциалы районов различаются по разным причинам; но, если четыре условия налицо (по крайней мере в максимальном объеме, возможном в реальной жизни), район сумеет реализовать свой потенциал, каким бы он ни был. Препятствия к этому будут устранены. <...> Одновременно наилучшие шансы получит городская жизнь как таковая.»

«Сегодня всякий, кому дороги большие города, обеспокоен из-за автомобилей.
Транспортные артерии, парковочные площадки, бензозаправочные станции, магазины и банки для автомобилистов — все это мощные и неутомимые инструменты разрушения городов. Из-за них улицы теряют единство, превращаются в нечто рыхлое и несвязное, в нечто пустое и бессодержательное для всякого пешехода. Деловые центры и другие участки, которые проявляли чудеса уплотненной сложности и компактной взаимоподдержки, мимоходом выхолащиваются. Достопримечательные здания приходят в упадок или так вырываются из контекста городской жизни, что превращаются в ни к чему не относящиеся банальности. Характерные особенности мест размываются до того, что все места делаются на одно лицо. На очень сильно пострадавших территориях способы использования, которые не могут функционировать в одиночку (торгово-прогулочные зоны, жилые участки, места публичных собраний, трудовые центры), отрезаются друг от друга.
Но мы возлагаем на автомобили слишком большой груз вины. Предположим, их бы так и не изобрели или решили бы не использовать и вместо них мы использовали бы эффективный, удобный, быстрый, комфортабельный, механизированный общественный транспорт. Несомненно, мы сэкономили бы огромные суммы, которым, возможно, нашли бы лучшее применение. Но, возможно, и не нашли бы.
Ибо, предположим также, мы одновременно перестраивали бы, расширяли и реорганизовывали наши большие города в соответствии с принципами жилого массива и другими антигородскими идеалами общепринятого градостроительства.
Мы бы тогда имели по сути те же результаты, вину за которые я чуть выше возложила на автомобили. Можно повторить дословно: "улицы теряют единство, превращаются в нечто рыхлое и несвязное, в нечто пустое и бессодержательное для всякого пешехода. Деловые центры и другие участки, которые проявляли чудеса уплотненной сложности и компактной взаимоподдержки, мимоходом выхолащиваются. Достопримечательные здания приходят в упадок или так вырываются из контекста городской жизни, что превращаются в ни к чему не относящиеся банальности. Характерные особенности мест размываются до того, что все места делаются на одно лицо. На очень сильно пострадавших территориях... и т.д."
И тогда автомобили пришлось бы изобрести или извлечь из забвения. Ибо людям, чтобы жить и работать в таких неподходящих для этого городах, понадобились бы автомобили для избавления от бессодержательной пустоты, от опасностей и от казенщины.
»
© Джейн Джекобс "Смерть и жизнь больших американских городов"

  • 1