September 13th, 2012

Московские чиновники

Мне очень интересно, кто работает в правительстве Москвы. Мне вообще давно интересно, кто работает чиновниками — ведь работа низкооплачиваемая, нервная, очень несвободная и сложная, сложно представить себе, кто же идёт работать на госслужбу и зачем.
Понятно, что есть банально те, кто идут воровать, есть всякие там "семейные", есть тёти, которым скучно и делать нечего — но все эти люди могут работать исполнителями, а на высоких должностях всё равно должен быть кто-то иной. Или нет?

Когда я избрался депутатом, то сразу решил использовать все возможности, чтобы познакомиться с принимающими решения в правительстве Москвы людьми. Понять, как они мыслят, что и зачем делают и т.д.
На данный момент я встретился с руководителем департамента культуры Сергеем Капковым, руководителем департамента транспорта Максимом Ликсутовым, заместителем руководителя дептранса Евгением Михайловым и заместителем мэра по ЖКХ и благоустройству Петром Бирюковым.

Пара мыслей перед тем как начну:
Я никогда не напишу в посте какую-то непубличную информацию, которую мне удалось узнать на одной из таких встреч и никогда не подставлю собеседника, вывалив в паблик неосторожно сказанную фразу — так не делается. А вот о личных впечатлениях расскажу.
Я не борец с режимом и хожу на эти встречи не для того, чтобы выдать потом какой-нибудь рассказ о том, как всё плохо и какой же ужас творится. Ярых оппозиционеров прошу за это на меня не обижаться.
Я не часть системы и не собираюсь ей становиться и хожу на эти встречи не для того, чтобы лизать жопы важным персонажам и получить какую-нибудь кость за это — мне вообще ничего не надо от системы.
Я хожу для того, чтобы узнать как всё работает, и описать вам то, что я увидел, таким, какое оно есть.

На встречах я пытался понять, как мыслит собеседник, разбирается ли он в том вопросе, о котором говорит, или пытается отделаться общими фразами. Также я смотрел на различные общечеловеческие нюансы, стиль проведения встречи и т.д. Отдельно также смотрел, понимает ли человек концепции развития городов, о которых пишут и рассказывают Гейл и Вучик (а я ретранслирую их в этом журнале).

В общем, по порядку.

Сергей Капков — у меня в телефоне откуда-то был сотовый Сергея. Я вообще записываю все номера, которые мне попадаются, поэтому у меня в телефоне кого только нет. Когда была история с парком, то я позвонил Сергею Капкову и сказал, что хочу зайти поболтать, СМСками договорились на вечер следующего дня.
Кабинет выглядит обычно и совсем не давит, Сергей сидит там за обычным офисным столом, общается совершенно без каких-либо попыток показать, кто тут хозяин, кто главнее и т.д.
Стали говорить про парки, быстро перешли к концептам удобных для пешеходов городов, поговорили про зоны притяжения, про отношение жителей к изменениям — в конце я подарил Сергею книгу Джейн Джекобс на русском и дал с возвратом какой-то доклад Gehl Architects.
В целом, ощущение, что Сергей очень хорошо понимает, что нужно делать, открыт поговорить о многих деталях по теме, о которой он раньше не слышал, и вообще со всех сторон хорош.



Через некоторое время я встретил его в Парке Горького, он там ходил и общался с посетителями. Люди собирались полукругом и высказывали всякие фи типа «у меня на улице Мухосранская около дома 3а парк гниёт, когда вы уже это исправите? А то бездельничаете тут».
Сергей как-то очень терпеливо общался с такими персонажами и адекватно отвечал на вопросы. 

Петр Бирюков — человек из другого поколения. Я позвонил, чтобы записаться на приём в пятницу, секретарша сказала мне, что депутаты так никогда не звонили, и попросила принести просьбу о встрече письменно. Я написал об этом в твиттер, и через час мне позвонили и сказали, что Бирюков сможет принять меня в среду в 12:00.



Приём проходил в мэрии, в огромном кабинете за огромным столом буквой Т, Бирюков сам сидел во главе стола, рядом сидел его помощник и секретарша/стенографистка. Вся обстановка показывала кто тут главный.
Весь разговор проходил примерно так: я спрашивал что-нибудь вроде:
— Вот вы потратили 120 миллионов рублей в Щукино и 20 миллиардов по всей Москве на благоустройство, а какие-нибудь архитектурные или исследовательские работы заказывали? Почему именно асфальт перекладывали, а не лавочки, например, покупали? Почему именно такая конфигурация дворов? Почему такой внешний вид и цветовая гамма заборов и бордюров?
И получал ответы вроде:
— Мы всё делаем на благо жителей, как жители решают, так мы и делаем, хотят заборы - мы ставим заборы. 
Завязывался диалог:
— Позвольте, но жители не участвуют в принятии никаких решений, также как и депутаты.
— Это не так, вот смотрите, папка, и везде написано «муниципальное Собрание такое-то решило план согласовать».

Но мы-то с моими читателями прекрасно знаем, как такие штуки согласовываются и какое именно участие в их согласовании принимают жители и депутаты.
Однако, он непробиваем. Жители хотят заборчики, хотят парковки на тротуарах, хотят перекладку асфальта, хотят газоны. Среди бессмысленных пространных речей удалось обнаружить полное непонимание концепции Джекобс и Гейла городов, удобных для жизни: никакого внимания пешеходам, полное непонимание того, зачем вообще нужны общественные пространства.

Однако, не стоит сразу так уж плохо думать о Бирюкове — он занимается ЖКХ и благоустройством. ЖКХ тема настолько важная, сложная и опасная, что скорее всего он, справляясь с ней, оставляет благоустройство на периферии своего сознания, ничего о нём не знает, и это нормально. У нас исправно есть вода в кранах, свет и тепло, крыши текут намного реже, чем 15 лет назад, снег убирается хорошо. Поэтому цвет заборчика и необходимость той или иной общественной зоны или даже парковки на тротуарах по сравнению с этими вопросами — дело десятое.

Про ЖКХ я ничего не знаю, а про благоустройство города, удобного для жизни, похоже, ничего не знает Бирюков, поэтому мы говорили немного на разных языках. Тем не менее именно тот факт, что во главе системы, контролирующей наши общественные зоны, скверы, тротуары и площади, находится человек, который ничего не знает о том, зачем они вообще нужны, и приводит к тому, что мы видим на улицах то, что видим.
Проблема тут, насколько мне кажется, не в человеке, а в структуре мэрии — вопрос благоустройства, находящийся в одном котле с ЖКХ, всегда будет периферийным. 
Бирюков активно декларировал намерение вникать в то, что я в нормальном виде принесу — я сразу же сдал подробные предложения по избавлению от рекламного мусора и преград для пешеходов на тротуарах, планирую попробовать еще несколько раз человеческим языком и депутатскими письмами объяснить (с подкреплением своих доводов подсчётами) несколько важных концепций и посмотреть на реакцию.
Хороший там персонаж — помощник Бирюкова, который активный читатель моего блога, твиттера и вообще, похоже, в теме.

Максим Ликсутов — я смотрел эфир на телеканале Дождь и написал в твиттер, что был бы очень рад сам задать Максиму кое-какие вопросы. На следующий день со мной связались его помощники, и через день мы встретились в Шоколаднице. Помощники записали интервью и прислали расшифровку (вспоминая об этом сейчас — я его так и не выложил).
Мы говорили под запись и общение было достаточно официальным, поэтому не удалось понять много вещей. Когда я задавал вопросы, Максим в некоторых ситуациях пытался до ответа узнать, что я сам считаю, чтобы построить ответ определённым образом. В единственном случае, когда мы сильно разошлись во мнениях, — по вопросу троллейбусов, Максим подробно и логично объяснил свою позицию.

Максим Ликсутов

В целом, Ликсутов это нечто из другого мира. Совершенно невероятно — человек из бизнеса, уровень понимания транспортных вопросов не могу оценить, так как он в миллион раз выше моего, всё выглядит очень адекватно и логично. Но главное — это полная уверенность в том, что он делает, готовность в любой момент вступать в любые дискуссии с любыми людьми и отстаивать свою позицию — адский ад просто.
В Московской Думе, когда Ликсутов пришел защищать проект платных парковок и цены на эвакуаторы, Андрей Клычков, депутат от КПРФ, сказал, что это единственный министр правительства Москвы, который подробно и тщательно разъяснил депутатам, что он собирается делать и зачем, — и это при том, что МГД сейчас существует исключительно для вида.
На лекции Вучика при ответах на вопросы вскакивал со стула и сыпал кучи цифр, данных и всякой информации, когда вопрос касался транспортной политики Москвы, причём не просто сыпал, чтобы запудрить мозги, а всё очень по делу. Вучик, кстати, очень хорошо отзывался.

Евгений Михайлов — зам Ликсутова. Не помню, каким образом я оказался у него в офисе, еще один раз пересекался с ним на эфире Финама. В общем-то, тот же Ликсутов, только отличается тем, что на любой вопрос выдаёт 20-ти минутную суперпрофессиональную лекцию, затрагивающую все аспекты проблемы.
На вторую встречу я привёл Антона Буслова, который очень многое знает о транспорте, он попытался несколько раз вступить в профессиональные дискуссии и был разорван в клочья. Михайлов предложил раз в две недели заходить к нему в офис и общаться о ситуации с транспортом в Москве, рассказывал огромную кучу всего, показывал множество планов, которые в двух словах не опишешь — в целом, всё было мегакруто.



Вообще, эти двое из департамента транспорта — это нечто. Чем более заметна и осязаема проблема, тем выше спрос на компетентное её решение, вот проблема пробок настолько заметна и осязаема, что телепортировала нам сюда таких персонажей, чтобы её решить. Насколько удаётся услышать сливы из мэрии, их все ненавидят и очень хотят ликвидировать — это обычная самооборона любой системы, она хочет выкинуть из себя людей, которые намного более компетентны, чем в среднем по системе.
Система их сожрёт обязательно, удержаться надолго они могут, только если силы добра усилятся в ближайшее время (чем не пахнет), но блин, так хотелось бы, чтобы их сожрали попозже. Такого департамента транспорта у нас не будет еще лет 100.
Если я смогу быть чем-то полезен в этой истории, чтобы продлить существование этого феномена — буду очень рад.

В целом, пока 3 человека создали очень позитивное впечатление и один нейтральное-слабонегативное. Хороший результат :). Надеюсь, после этого поста они не перестанут со мной встречаться. 


Еще интересная штука — у меня тут в ЖЖ, насколько я понимаю, аудитория, в основном из молодых людей, которые когда соберутся работать в мэрии, то тогда-то у нас всё и изменится. Поэтому проведём опрос. Есть мэрия, там решаются действительно важные задачи и принимаются решения, но там низкие зарплаты — предположим, в 5 раз меньше, чем ваша текущая. У вас есть возможность занять прямо сейчас должность и позицию, соответствующую по масштабу той, которую вы занимаете сейчас на вашей текущей работе, но с зарплатой в 5 раз ниже. Никаких сторонних доходов не будет.

Poll #1865894 Мэрия

Пойдёте ли вы работать в Мэрию?

Да, пойду
180(14.1%)
Нет, не пойду
807(63.2%)
Пойду только в адекватный департамент
253(19.8%)
Пойду только если департаментом будет руководить оппозиционер
37(2.9%)


Если ответили, что пойдёте, — пишите в комменты, чем вы занимаетесь и как с вами связаться. Может, заинтересуется кто-нибудь :)


Оглавление журнала