September 16th, 2012

О митингах

Напишу, что ли, про митинги.

Митинги это прекрасно. Всё, что с ними происходит, меня очень радует. Во-первых, их много, люди выходят на них постоянно и главное — они мирные. Перед самой первой Болотной ходила совершенно правильная история о том, что мирное стояние на площади 50,000 человек намного эффективнее, чем какие-либо агрессивные действия такой же толпы — потому что агрессивные просто разгонят, и тогда мы проиграем, а мирные имеют много последствий.
Оппоненты не зря выставляют провокаторов, они это понимают тоже.

Всем стало понятно, что появилась значимая альтернативная политическая сила, теперь, когда огромные митинги проходят почти год, несмотря на самые разнообразные попытки их прекратить, всем понятно, что это само не рассосётся.
Я по-прежнему уверен, что верхушка системы у нас достаточно адекватная и гибкая для того, чтобы понять, что это новая реальность и с ней нужно считаться. Я прекрасно понимаю то, что они не могли принять это сразу — ведь 12 лет у них был полный простор для действий и ни малейшего намёка на какую-либо оппозицию, кроме той, которую они сами купили, и умирающей КПРФ.
Поэтому понятна реакция с попыткой выставить это как оплаченную акцию внешних врагов, попытка выставить митингующих как тех, кто ходит туда за 500 рублей — они просто не могли принять, что это правда. Людям очень сложно принять реальность, которая им не нравится, они долго предпочитают себя обманывать и рисовать для себя другую реальность. А на верху системы — люди.

Но это пройдёт, система модифицируется, люди, которые собирались бороться с этой новой реальностью с помощью попытки просто её не принимать, сейчас начнут проигрывать аппаратные войны, а на их места будут приходить люди, которые будут понимать что происходит, и тогда откроются выборы, парламент, телевидение, верхушка текущей оппозиции сразу же уйдёт в прошлое, так как они появились на свет в результате естественного отбора, проходящего в совершенно других условиях — когда наверх попадали самые смелые и решительные. На выборах, в парламенте и в телевизоре такие не вызовут никакой симпатии и получат свои законные 3% (если только не будет какого-нибудь большого кризиса).

Но появятся другие, и начнется открытая политическая жизнь. И это прекрасно. Возможно, для этого нужно будет еще какое-то время, но митинги как шли так и идут.

В этом смысле я не понимаю людей, которые гонятся за численностью и кричат караул от того, что на текущих митингах меньше людей, чем на зимних. По-моему, это вообще ничего не означает.
Есть какая-то группа людей, которая заявляет эти требования, так навскидку в районе 2-3 миллионов человек. Количество людей из этой группы, которое готово потратить выходной для выхода на площадь, чётко зависит от остроты текущей ситуации. Конечно же, после выборов в Думу, которые в Москве были нагло и жестко сфальсифицированны, и перед выборами Президента на улицу было готово выйти намного больше людей, чем после снятия мандата с Гудкова.
Но это ничего не меняет — людей, поддерживающих идеи, меньше не стало, и вышло их достаточно много, чтобы это заметили, и все понимают, что если завтра пройдут такие же выборы, как в декабре, то выйдут минимум те же 150,000.

Это длинный марафонский забег, и пока, по-моему, он идёт очень хорошо.


Оглавление журнала