October 28th, 2013

Работа в штабе Навального — вступление

Сегодня еду по улице и вижу как человек отдирает от машины красный круг «измени Россию, начни с Москвы». А круг не отдирается, остаются белые следы...
Это бумажные, из самой первой партии наклеек, думаю, вот не повезло челу — таких заказали не очень много и мы быстро обнаружили, что они плохо отклеиваются. Следующие уже были из другого материала и отклеивались без следов, но эти... у меня у самого на машине такая, до сих пор не отлепил. Захотелось выйти извиниться. Это выглядело бы довольно странно, такие извинения, так как мы были совершенно не на Лялином 22, а бейдж «команда Навального» давно лежит в коллекции в шкафу дома.

В прошлый раз я нырял в большую историю, связанную с общей политикой, а не с той её частью, что меня интересует, 7 мая, когда делал штаб помощи задержанным. Тогда я написал подробный пост о том, что и как там делал, вот думаю, и в этот раз сделаю так же.

Небольшое вступление. Эта серия постов про мою работу в штабе, которую я пишу в свой личный блог. Это не нейтральный рассказ о ходе кампании, это не официальная версия событий — это мой взгляд. Конечно, этот мой взгляд охватывает далеко не всё происходившее, результат кампании это результат работы тысяч людей и, наверное, было бы объективнее, если бы описание кампании делал человек снаружи. Я постарался взять интервью у ключевых действующих лиц и буду вставлять их в серию постов, но в целом это кампания Навального глазами заместителя начальника предвыборного штаба Максима Каца.

В этой серии постов действует правило: если какой-то персонаж упоминается в позитивном ключе, то я пишу его имя. Если в негативном — не пишу или могу использовать псевдоним.
Все мысли и личные оценки даются на момент событий, а не на сегодняшний день. И если я с кем-то поругался неделю назад, то в этом тексте, несмотря на это, может быть написано, что «мы хорошие друзья», поскольку на момент описываемых событий это было именно так.

Ладно, перейдём к делу :) всё началось с этого твита

Снимок экрана 2013-10-26 в 23.14.37

Ну, вернее, на самом деле всё началось немного раньше. Ещё в день объявления выборов Навальный написал мне СМС с вопросами про муниципальный фильтр. Тогда все писали и звонили, в тот же день мне звонил Митрохин, и вообще мундепами тогда все заинтересовались, и общение шло полным ходом.

Я обрадовался, когда стало известно, что начальником штаба будет Леонид Волков — это означало, что кампания будет серьёзной, и для победы будет сделано всё возможное. Более подходящего человека найти было сложно. С Леонидом мы в очень хороших отношениях, я позвонил ему и поинтересовался, где он планирует остановиться. Оказалось, пока не знает — я на тот момент жил один в трёхкомнатной квартире и предложил ему на полтора месяца занять одну из комнат у меня в Щукино. Расположение удобное — прямая ветка метро в ФБК, от метро близко, Леонид согласился и жил у меня до середины кампании, поэтому я был в курсе о ходе дел и до того, как нырнул в штаб.

Во время сбора подписей муниципальных депутатов я глубоко в дело не нырял, ограничиваясь внешней помощью: организовал «антифильтр», таким образом мы прозвонили очень многих мундепов и поставили штабу Навального, а также штабу Мельникова тёплые контакты для поиска подписей, а также я пару раз навещал ФБК, где штабом по сбору подписей отлично руководил Роман Рубанов, и сделал там пару мелких организационных действий.

Но тогда мне было видно, что задача невыполнимая — при самом благоприятном развитии событий можно было собрать максимум 70 подписей при нужных 110. Я не люблю браться за невыполнимые задачи, особенно ещё при том, что система там замечательно работала, ей хорошо руководили, а я был полезнее как независимый депутат, в качестве которого сделал несколько манёвров (например, собрал комиссию по информированию Щукинского Собрания для проверки количества подписей, когда Собянин по ТВЦ говорил, что их ноль, и пригласил туда Волкова выступить).

комиссия по информированию

Поймать дома на кухне Волкова для разговора вечером или утром было довольно сложно, так как он приезжал в час ночи, а уезжал в 9 утра почти каждый день, но иногда это удавалось, поэтому в целом я знал о том, что и как работает в штабе. Иногда и сам приезжал на штабные летучки.

Когда стало понятно, что дело идёт к регистрации и необходимо значительное расширение штаба, то я стал посещать летучки чаще. На одной из них обсуждалась необходимость арендовать штаб для ведения кампании. Речь шла о помещении метров в 100-150 для «волонтёрского штаба».
Планировалось, что основной штаб будет в ФБК, а для волонтёрского штаба, который должен превратиться в самое модное место Москвы, на следующий день арендовали помещение в Лялином переулке. К счастью, в нём было почти 300 метров


фото: Евгений Фельдман

Тогда же вышла статья в Новой: «В Москве по адресу Лялин переулок, 22 недалеко от станции метро «Курская» открылся волонтерский штаб «команды Навального». За первые несколько часов его работы туда пришло около 80 человек, которые хотят помогать оппозиционеру во время мэрской кампании. Сейчас волонтеры готовят штаб к дальнейшей работе и продумывают уличные акции в поддержку Навального, которые пройдут на этих выходных». Эта статья вышла 27.06, штаб начал свою работу в этот день. Я там появился через 11 дней, 07.07.

06.07 в 03:28 утра я написал Волкову письмо: «Идея про Навального изо всех щелей и из каждого утюга мне нравится, могу присоединиться к команде, если буду полезен...». Волков сказал, что будет очень рад моему присоединению, и на следующий день я начал работу.

В первый же свой день в штабе я написал твит, который изменил мой статус на ближайшие два месяца — теперь я часть команды Навального. Только на выборы, только на два месяца, но всё же

Снимок экрана 2013-10-27 в 0.06.06


Необходимо было решить проблему с Городскими Проектами: Ира Правниченко, которая была там орготделом, попала в больницу, а Илья Варламов был за границей — фактически в Горпроектах было три постоянных человека, социолог, который организовывал всю летнюю практику, и бывший СММщик, который теперь занимался почти всем остальным. Ну, и я.
Оставлять Горпроекты в такой ситуации было нельзя, поэтому на первые несколько дней Горпроекты переместились в одну из комнат ещё пустующего тогда штаба, и я стал совмещать обе работы. Через неделю вернулся Илья Варламов и взял управление в Горпроектах, а я ушел в отпуск до конца выборов.

На первой летучке после объявления о моем присоединении к команде многие захлопали — было приятно и неожиданно. Пора было браться за работу

IMG_0078

На тот момент кампания была разделена на две части: одна занималась муниципальным фильтром, а вторая всем остальным. В той части, что занималась фильтром, были сосредоточены все ресурсы, управлялась та часть напрямую Волковым, оперативным руководителем был Рубанов, сильные исполнители все также были там, Алексей целыми днями звонил депутатам. Это всё происходило в офисе ФБК.

Вторая часть штаба, что занималась всем остальным, располагалась в Лялином переулке и была пущена на самотёк. Была какая-то такая идея, что волонтёры, если им дать помещение и немного помочь, сами организуются и станут проводить агитацию. Идея была не столько твёрдым убеждением руководителей штаба, а сколько просто результатом сложившейся ситуации: главной задачей было собрать подписи, там и были сосредоточены все ресурсы, а остальное — ну имелось и ладно.
Я пришел за три дня до подачи подписей в МГИК и, конечно, стал заниматься той частью, что со сбором подписей не связана.

К моменту моего появления штаб на Лялином работал уже 11 дней, что для избирательной кампании целая вечность (позже, когда вам станет понятен темп событий, поймёте почему). Штаб работал в абсолютно ручном режиме и обеспечивал установку 4-7 агитационных пикетов в день.

IMG_2762

Что такое ручной режим? Это когда человек в свободное от работы время едет в магазин, покупает там палки для кубов, потом едет в Префектуру, заявляет там куб, каким-то образом получает стороны куба из типографии, забирает документы из префектуры и потом едет сам его устанавливать.
Заявителями были в основном работники ФБК и ближайшие соратники Навального, кубы собирали много лайков и твитов, поэтому на них иногда приходили разные волонтёры.

Каждый куб это отдельное событие, живущее своей жизнью. Кроме организации этих кубов в штабе проходили лекции, часто не особо связанные с темой выборов, также велась работа по записи пришедших волонтёров в какие-то списки. Колл-центр состоял из двух сотовых телефонов с разными номерами.

Одной из задач, которую на момент моего прихода решал штаб на Лялином, было сгибание листовок. Фальцовка.

8

Натурально, за столами сидели люди и сгибали листовки. Приходящим волонтёрам, когда они спрашивали чем помочь, говорили «идите листовки сгибайте».
Такой процесс, понятно, был не системный, однако сгибалась уже вторая партия: первый раз неправильно разместили заказ в типографии, второй нужно было готовить очень срочно. Я сам тоже посгибал как-то, занятие, конечно, забавное — можно болтать с соседом о политике, сидеть в клёвой компании. Около 200 листовок согнул

сгибаю листовки

На тот момент в штабе была должность «ответственный за штаб волонтёров» — на этой должности ротировалось несколько человек, они были не совсем руководителями, но координаторами происходящего.

IMG_8389

Все оргресурсы были заняты на сборе подписей, и деятельность штаба волонтёров никем не направлялась, настроение тогдашнего штаба было похоже на настроение большой дружественной гостиной — висели милые таблички «убирайте за собой чашки», стояли диванчики, на первом этаже была кухня, где можно было сделать чай, люди приходили туда как в клуб.

Была атмосфера единения и занятия общим делом. Возникали какие-то сообщества тех, кто там чаще находится, по каким-то принципам формировалась авторитетность присутствующих. Получалось самоуправляемое сообщество, иногда получающее какие-то задания, но живущее своей жизнью.

IMG_2566

IMG_2617


Ещё одной задачей штаба было сделать штаб самым модным местом в городе. Для этих целей проводились разные лекции, часто никак не связанные с агитацией

IMG_5375-1

В ночь моего прибытия в штабе проходил хакатон — это когда приходят программисты и в течение 24 часов работают над решением какой-то задачи. Очень удачное мероприятие для тех времен, когда ещё не было ресурсов открыть в штабе маленький айти стартап. На том хакатоне придумалась и довольно быстро реализовалась карта cube.navalny.ru — её до сих пор можно посмотреть, выбрав любую дату и посмотрев количество кубов в тот день. Это было очень полезное мероприятие.

Существовало несколько работающих отделов, у которых были сильные руководители и которые работали на тот момент хорошо и почти в том же формате трудились до конца кампании: это отдел интернета и IT, где тогда вместе были Катя Патюлина и Егор Еремеев, и отдел дизайна, где от начала и до конца кампании работала Лена Марус. Об этих отделах я подробно напишу в следующих постах.

В целом на тот момент в штабе на Лялином был стартап на самом начальном этапе развития, да ещё и без управляющего предпринимателя. Собрались адекватные люди, которые очень хотели сделать что-то полезное, но не существовало поэтапного плана, разбитого на конкретные задачи, не было промежуточных целей, вспомогательных подразделений типа колл-центра, отделов, почти не было должностей — было помещение и люди, которые хотят помочь, но не существовало никаких структур и никакого понимания, что и зачем стоит делать. Это предстояло изменить.

На всякий случай — в этой ситуации, конечно, никто не был виноват — она сложилась сама. Людей, обладающих пониманием полной картины и возможностями что-то организационно сделать в этом штабе быть не могло, они все были в штабе сбора муниципальных подписей, и это было правильно, эта ситуация сложилась объективным и естественным образом.

Всё это очень соответствовало теории — если взять какую-нибудь умную книжку (например пункт 6.2 тут).
[Цитата из умной книги...]На стадиях формирования и роста все члены организации работают как единая команда, все сплочены и сориентированы на задачу закрепления на рынке, все готовы выполнять указания руководителя и сами проявлять инициативу.
После появления первых положительных результатов возникает необходимость расширения организации. Эта проблема решается следующим образом: на работу принимаются люди, достойные доверия с точки зрения своих личностных качеств. В результате получается, что в организацию приходят родственники, друзья и близкие знакомые учредителей. Главное требование, предъявляемое к работникам – надежность.
На первом этапе еще нет распределения ответственности, функциональных обязанностей и организационной структуры, отсутствуют четкие границы между начальниками и подчиненными.
Оплата труда сотрудников имеет своеобразный характер. Во-первых, еще нет штатного расписания, и с каждым новым сотрудником руководитель фирмы индивидуально договаривается об оплате его труда. Во-вторых, сам уровень оплаты сильно варьируется в зависимости от личностных особенностей и ценностных ориентаций руководителя. Мотивация работников базируется на восприятии их как единомышленников, поддерживающих идею. На этом этапе преобладает моральное стимулирование, ожидание будущих доходов, творческой реализации работников в новых видах деятельности.


Там, понятно, речь про коммерческие структуры, но это хоть и некоммерческая, но всё равно организация, где люди достигают каких-либо целей. Я сам не раз проходил через «семейный» этап развития организации. Обычно такой процесс занимает несколько лет, но в штабе день за месяц (или даже больше), поэтому всё нужно было менять очень быстро — приближалось 18 июля, день приговора по делу Кировлеса.

На момент первого рабочего дня я всё это видел так (напоминаю, что эта серия постов — мой взгляд на вещи, а не объективная реальность). Я начал с формирования команды.

Команда начала формироваться 06.07 примерно в 22:00. Я пригласил Аню Кузнецову, с которой мы работали ещё в Омске на выборах Варламова, она там фактически была главой штаба, а также стал искать менеджеров проектов — с этим помогла Ира Правниченко, которая из больницы за три часа нашла для меня три крутейших кандидатуры: Артем Торчинский, Айгуль Гуйнуллина и Катя Затуливетер. Все четверо играли ключевые роли в штабе до самого конца кампании.

07.07 я заехал в ФБК с целью узнать, нельзя ли кого-нибудь взять из тех, кто работал в мундепштабе. Было нельзя — работа была в самом разгаре, но я составил список тех, кто хорошо себя там проявил — тогда в тот список я внёс Галю Копосову, Диму Слукина и Сашу Головкина. Как только мундепштаб завершил работу, эти люди сразу же пришли в основной штаб и тоже до самого конца кампании были на ключевых позициях.

Но стартовали мы втроём — я, Катя и Айгуль. Многие в штабе считали, что это какие-то мои люди, но я их увидел первый раз в жизни в тот самый момент

image_13

07.07 мы втроём с Айгуль и Катей уже сидели в штабе и обсуждали структуру кубического процесса, который мы хотим организовать. Задачу я придумал совершенно от фонаря — 200 пикетов в день. Примерно по кубу около каждой станции метро, кое-где по несколько кубов. Самая первая разрисованная нами доска выглядела как-то так

IMG_2544

В этом повествовании вы увидите ещё десятки досок, это самая первая. Всё было, конечно же, намного сложнее, но как стартовая точка и общее понимание это годилось — мы, глядя на неё, начали строить структуру. Было принято решение до регистрации делать её в масштабе 1/10 от плана и ставить 20-30 пикетов в день. На летучке 200 кубов вызывали смех, а 30 скепсис. До 200 мы так и не добрались, максимум ставили 184.

Встал вопрос с названием агитационного мероприятия. Сначала все их называли пикетом, даже адрес был piket@navalny.ru. Слово куб использовалось тогда для обозначения самой конструкции. Но мне очень не нравилось название «пикет», я хотел в этой кампании уйти от любой похожести на стандартную политическую и стандартную оппозиционную риторику. От пикета пара шагов до голодовки или залезания в фонтан, а хотелось совсем иную аудиторию привлечь. Поэтому стали обдумывать — мне нравилось назвать всё кубом, не только конструкцию, но и мероприятие. А заявителя пикета переименовать в руководителя куба.
Было небольшое обсуждение, некоторые говорили, что нас засмеют, но лучше ничего не предложили и мы стали называть это кубом. Кубическим процессом, отделом кубов, заявителем куба.

Доску конкретно по отделу кубов никто, к сожалению, не сфотографировал. Его мы также спланировали в первый же день работы и там были следующие отделы:

  • отдел работы с заявителями (занятый тем, чтобы заявки на пикеты были поданы в префектуры),

  • отдел работы с волонтёрами (он так до конца кампании и не сложился),

  • ситуационный центр (его задача — следить за работающими кубами, вызывать полицию или адвокатов, если что-то пошло не так),

  • отдел логистики (склад и доставка кубов),

  • колл-центр (обзванивать водителей, а также заявителей, чтобы сходили в префектуру и взяли документы)

За скобками оставались отдел снабжения, юристы, тренинги и много всего. Снабжение на тот момент я ошибочно считал налаженным, юристы и фандрайзинг были вне сферы моей компетенции, тренинги какие-то проводились, но было не до них. Стояла задача создать систему, способную ставить 200 кубов в день, исходя из того, что кубы умеют производиться и появляться в штабе.

Так как кубический процесс имел лаг в 4 дня (заявка в префектуру должна быть подана за три дня), мы решили, чтобы не терять время, в первый же день 8 июля начать принимать заявки на кубы. Поэтому первым поставили отдел работы с заявителями: юристы составили нам форму уведомления, я начал писать в твиттер, что хорошо бы приходить заявлять кубы, все стали ретвитить.

Отдел работы с заявителями сразу заработал хорошо и относительно четко. Им занималась Айгуль. При старте таких процессов, когда надо всё делать быстро и на лету, лучшая, как мне кажется, стратегия это полное делегирование. Когда я нахожу людей, подходящих на позицию, я кидаю их в бой и дальше вообще не смотрю, чем они там занимаются — только подношу патроны и отгоняю от них тех, кто мешает работать. С Айгуль сразу стало понятно, что ей доверять можно, и отдел работы с заявителями снялся с моей повестки дня.

Айгуль

За понедельник и вторник (09.07) Айгуль навыдавала 97 уведомлений, из них 9 пикетов на пятницу и 32 на субботу. Первый день она работала, не вставая со стула с 11 утра до часу ночи. На второй день к ней присоединилась Катя Гусева, которая на этой позиции не вставала со стула с, по-моему, двумя выходными до 3 сентября. Катя один из лучших исполнителей, с которыми я работал в штабе, сейчас она работает у Ильи Варламова.

IMG_7585

Предстояло поставить около 30 кубов в субботу. Раньше такого числа кубов и близко не ставилось, у всех был моральный подъём, однако радоваться было ещё очень рано: за оставшиеся три дня предстояло поставить всю остальную часть системы: логистику, колл-центр, ситуационный центр и отдел работы с волонтёрами. Дело было непростое, но оставалось целых три дня — должно было всё получиться.

Снимок экрана 2013-10-27 в 4.13.36

Следующие два дня были критически важны: важно было не потерять инициативу. В данный момент мы не выполняли никакой «пожарной» текущей работы — всё происходило по плану, и мы сами спокойно решали чем будет заниматься каждый отдел и люди в них работающие, а не подгонялись обстоятельствами, которые бы заставляли нас срочно бежать и что-то делать.
Эту ситуацию необходимо было сохранить, для этого нужно было за два дня, остающиеся до начала «наших» пикетов (параллельно шли и те, что были раньше, организованные не моей структурой), обязательно поднять отделы, иначе нас всех ждал ад с ручным разруливанием всем штабом ситуаций «куб не доехал, не приехал, никто не пришел, заявителя нет» и мы бы в нём завязли на неделю или две.

Но на следующий день кое-что пошло не так...


Читать продолжение:
Организация штаба Навального — первая неделя
Организация штаба: Неделя вторая
Организация штаба Навального — отдел встреч кандидата с избирателями

Еще по теме:
Большой рассказ Волкова о работе штаба,
Становление отдела интернета Катя Патюлина
Официальный отчёт о кампании (PDF),
Лица штаба: Аня Кузнецова,
Лица штаба: Глеб Синев,
Лица штаба: Дмитрий Слукин,
Мой трехчасовой видеорассказ о работе в штабе сразу после выборов.



Оглавление журнала

Сухарева башня

Для расширения улиц с целью увеличения пропускной способности в Москве уничтожались не только милые улицы с трамваями или городские бульвары — иногда для этих целей уничтожались удивительные архитектурные объекты. Один из самых вопиющих случаев — Сухарева башня

Сухаревская башня


Сретенка. Это место сегодня

Снимок экрана 2013-10-28 в 0.09.04

Башня была построена в 1701 году по инициативе Петра I. Укрепления Земляного города к тому времени уже потеряли свое оборонительное значение, поэтому архитектура Сухаревой башни лишена каких-либо крепостных элементов. Фасады имели четкое членение по этажам, стены третьего яруса прорезались сплошной лентой больших парных окон с нарядными наличниками, широкая открытая лестница вела на гульбище, обходившее вокруг второго и третьего ярусов здания. Основной трехэтажный объем завершался высокой башней с часами и государственным гербом наверху. Торжественная архитектура Сухаревой башни создавала образ монументального общественного здания (источник)





С 1700 по 1715 год в башне работала знаменитая математическая и навигацкая школа. Школа стала первым в России высшим специальным учебным заведением и первым флотским училищем-прародителем Петербургской морской академии




Затем долгое время Сухарева башня находилась в ведении Московской конторы адмиралтейской коллегии. Здесь располагались склады Балтийского флота и Архангельского порта. В 1829 году в Сухаревой башне из чугунных плит устроили резервуар Мытищинского водопровода, вмещавший 7 000 ведер воды. Так башня стала водонапорной. В 1854 году объем резервуара увеличили. С середины 19 века и до 1920 годов у подножия башни по выходным разворачивала торговлю известная на всю Москву Сухаревская барахолка.




В 1870-е годы башню отреставрировали, руководил работами архитектор А.Л. Обер. Начиная с 1925 года, в Сухаревой башне находился Московский коммунальный музей, являвшийся предшественником музея истории Москвы (источник).



Немного цитат о башне:

«Фантастическая громада»
«...на крутой горе, усыпанной низкими домиками, среди коих изредка лишь проглядывает широкая белая стена какого-нибудь боярского дома, возвышается четвероугольная, сизая, фантастическая громада - Сухарева башня. Она гордо взирает на окрестности, будто знает, что имя Петра начертано на ее мшистом челе! Её мрачная физиономия, её гигантские размеры, её решительные формы - всё хранит отпечаток другого века, отпечаток той грозной власти, которой ничто не могло противиться»
М.Ю. Лермонтов, «Панорама Москвы», 1834

«Сухаревские часы»
«Сухаревские часы начали пошаливать. По донесению, сделанному в Управу одним из городских инженеров, сухаревские часы или совершенно не бьют, или бьют неправильно. Управа недавно сделала распоряжение ремонтировать часы.»
«Московский Листок», 7 октября 1901


«Как пройти?»
«18 января крест-н Еськов, проходя по Екатерининскому парку, был остановлен двумя женщинами; одна из них спросила - как пройти к Бутырской заставе, а другая попросила указать ей дорогу к Сухаревой башне. Еськов указал им путь и обе женщины ушли, после чего Еськов обнаружил, что у него из кармана пропали серебряный портсигар, также часы и кошелек с 170 руб.»
«Московский Листок», 2 февраля 1903



В 1931 году был разработан план генеральной реконструкции Москвы. План должен был изменить город полностью: Москва должна была стать центром мировой пролетарской революции. В центре города должны были появится широкие транспортные магистрали и высотные здания, чтобы это сделать начали сносить историческую застройку.

В 1933 году дошло дело и до Сухаревой башни: по мнению Сталина, трёхсотлетняя башня мешала развитию движения на Сухаревской площади и поэтому необходимо было её снести. Небольшая заметка с информации об этой малозначительной новости вышла в газете Рабочая Москва (пытался найти скан, но не удалось).

Известные архитекторы пытались защитить башню: живописец и реставратор Игорь Грабарь, академики архитектуры Иван Фомин и Иван Жолтовский написали Сталину письмо, в котором указывали, что решение ошибочно:

«Сухарева башня, — писали они, — есть неувядаемый образец великого строительного искусства, известный всему миру и всюду одинаково высоко ценимый. Несмотря на все новейшие достижения техники, она все еще не утратила своего громадного показательного и воспитательного значения для строительных кадров». «Мы… решительно возражаем против уничтожения высокоталантливого произведения искусства, равносильного уничтожению картины Рафаэля. В данном случае дело идет не о сломке одиозного памятника эпохи феодализма, а о гибели творческой мысли великого мастера»

В письме содержалась не только просьба. Его авторы предлагали в течение месяца разработать проект реконструкции Сретенской площади, который позволил бы разрешить транспортную проблему при этом сохранив Сухареву башню. В частности предлагалось прорубить в нижней части башни шесть арок, через которые проложить трамвайные пути и направить транспортный и пешеходный потоки. Вместе с письмом был направлен и примерный график движения автотранспорта на данном участке

Ответ Сталина на это был такой:

Сталин с письмом о башне
фотография из музея в Сочи

«Мы изучили вопрос о Сухаревой башне и пришли к выводу, что её надо обязательно снести. Предлагаем снести Сухареву башню и расширить движение. Архитекторы, возражающие против сноса, — слепы и бесперспективны.»

Сталин о Сухаревой башне

Башню начали сносить




Архитекторы сделали ещё одну попытку спасти объект. Письмо, подписанное шестью архитекторами и деятелями искусств, было направлено Сталину

«Неожиданно (после того, как вопрос был, казалось, улажен) начали разрушать Сухаревскую башню. Уже снят шпиль; уже сбивают балюстрады наружных лестниц. Значение этого памятника, редчайшего образца петровской архитектуры, великолепной достопримечательности исторической Москвы, бесспорно и огромно. Сносят его ради упорядочения уличного движения… Настоятельно просим Вас срочно вмешаться в это дело, приостановить разрушение Башни и предложить собрать сейчас же совещание архитекторов, художников и искусствоведов, чтобы рассмотреть другие варианты перепланировки этого участка Москвы, которые удовлетворят потребности растущего уличного движения, но и сберегут замечательный памятник архитектуры»

Ответ был однозначным

«Письмо с предложением — не разрушать Сухареву башню получил.

Решение о разрушении башни было принято в свое время Правительством. Лично считаю это решение правильным, полагая, что советские люди сумеют создать более величественные и достопамятные образцы архитектурного творчества, чем Сухарева башня, жаль, что, несмотря на все мое уважение к вам, не имею возможность в данном случае оказать вам услугу.

Уважающий вас (И.Сталин)»


В газетах того времени писали подробные хроники разборки

— 19 апреля 1934 года – верхние 6 метров сухаревой башни уже разобраны. Закончена также разборка главной гранитной лестницы.
— 29 апреля 1934 года – вчера закончился разбор призмы (верхней части) Сухаревой башни. Приступили к сносу основного здания.
— 24 мая 1934 года – разборка сухаревской башни заканчивается. План работ выполнен более чем на 80%.




Очевидцем событий был знаменитый журналист и москвовед Владимир Алексеевич Гиляровский, который в письме своей дочери писал:

«Её ломают. Первым делом с неё сняли часы и воспользуются ими для какой-нибудь другой башни, а потом обломали крыльцо, свалили шпиль, разобрали по кирпичам верхние этажи и не сегодня-завтра доломают её стройную розовую фигуру. Все ещё розовую, как она была! Вчера был солнечный вечер, яркий закат со стороны Триумфальных ворот золотил Садовую снизу и рассыпался в умирающих останках заревом».

Эти слова он дополнил своими стихами:

«Жуткое что-то! Багровая, красная,
Солнца закатным лучом освещённая,
В груду развалин живых превращённая,
Все ещё вижу её я вчерашнею —
Гордой красавицей, розовой башнею…»

После уничтожения площади Сухаревскую площадь переименовали в Колхозную



У станции метро «Колхозная»


Такие вот дела. Площадь потом в 1990 году переименовали обратно, как и метро. Башню в 1982 году даже принимали решение восстановить, но на конкурсе проектов ни один не был принят. Трамваи со Сретенки тоже скоро исчезли, их заменили троллейбусы. Сейчас тут бессмысленное и беспощадное 16-ти полосное Садовое кольцо

Снимок экрана 2013-10-28 в 1.30.10




Эх...




Оглавление журнала