March 11th, 2014

Организация массовых акций

Тут вчера mi3ch написал отличный пост и в нём сказал, что надо выходить на улицы. Я летом в штабе как раз занимался настройкой процесса таким образом, чтобы побольше людей вышло на улицы (хоть и в рамках легальной избирательной кампании, но всё же), поэтому попробую рассказать как и что, на мой взгляд, устроено в этой теме.

Последние попытки адекватной части российского населения подать какой-либо знак о своём существовании выглядели довольно неубедительно. Задача достучаться до зомбированного населения и как-то повлиять на сошедшую с ума структуру принятия решений не решалась даже и на 5%. Кроме нескольких случайных, но удачных в плане запоминающихся картинок и историй событий типа ареста блокадника или бабушки учителя ничего не происходило.

3


Даже и цитировать-то особенно нечего, нет картинки, нет истории, нет мысли. А ведь достаточно недавно всё было

_Q4A0576

IMG_1252

Фотки с митинга 09.09.13, Болотная площадь. Достаточно недавно, полгода прошло. Разительная разница и в настроении, и в формате происходящего. Это вообще штука интересная, попробую о ней поразмышлять вслух.

Начнём с начала: зачем вообще выходить на улицы? Зачем нужны все эти митинги и пикеты?
Конечно, выходить на улицы неправильно. В нормальной ситуации у людей есть разнообразные способы выражать свои мысли: голосовать за своего представителя в парламенте (городском, областном и федеральном), писать в газеты или приходить на телевидение, слушать и показывать другим те передачи, которые отражают его взгляды. Это всё нормальные цивилизованные методы принятия решений о важных вещах, стоящих в стране на повестке дня.

Мы с вами таких вещей лишены: у нас довольно большая часть населения лишена возможности использовать традиционные инструменты влияния на власть. Те 27%, что проголосовали в Москве за Навального, не имеют ни представительства в парламентах, ни возможности излагать или слышать свою точку зрения в СМИ.
Даже если нас и меньшенство, а большинство в стране за великодержавные геополитические духовные скрепы, то всё равно сколько-то нас есть. В Совете Федерации, например, должно было на 4 выступления с поддержкой Путина быть одно с критикой (если считать, что нас таких 20%). А голосование должно было закончиться не 89-0, а 71-18.
На телевидении, может быть, и имеет право на существование какой-нибудь Соловьёв, но в нормальной ситуации хотя бы одна из центральных итоговых еженедельных передач федеральных каналов должна была бы представлять альтернативную повестку — сидела бы там какая-нибудь условная Сорокина или Максимовская, или Осокин, или Лобков и ругали бы Путина, высмеивали бы его решения, приглашали бы в эфир Навального и Шендеровича, программу Куклы бы запускали.
Ну или все 5 передач на центральных каналах могли бы быть не пропагандистскими в какую-либо из сторон, а более-менее нейтральными.

И никто бы тогда ни на какую улицу не выходил. Но все эти инструменты закрыты, от выборов до СМИ. А живём мы не в Советском Союзе и значительная часть населения не довольствуется колбасой на прилавке, а пытается разобраться в происходящем вокруг, а разобравшись, хочет влиять. Выход на улицу это вполне легитимная и действенная история в таких обстоятельствах.

Почему действенная я уже писал — посмотрите хотя бы на выборы. Мы не дожали, Дума в отставку не ушла, но многого удалось достичь, при том, что акции собирались не такие большие и не так часто.

Главный вопрос всё же другой — почему летом получилось, а сейчас не получается? По-моему, всё дело в организации.

Сейчас в воздухе висит смесь двух ощущений: во-первых, что ничего не получится, что ни делай, и всё бесполезно, во-вторых, что все настолько очевидно ебанулись, что можно ничего не организовывать, люди сами придут, для этого надо только вбросить идею.
Идея вбрасывается, приходит 200 активистов, их винтят, забирают в ОВД, выписывают штраф 20 тысяч рублей, они плачут, и акция заканчивается.

Чтобы получилась большая массовая история по типу летней кампании нужно несколько условий:

  1. Легальность. На несогласованную акцию люди не ходят, их никто не хочет организовывать и никто не хочет в них участвовать. Всякие провокации вроде этой убивают возможность организовать что-то массовое,

  2. Легитимность. Акцию должна заявить и поддержать группа уважаемых гражданских лидеров, либо она должна быть в рамках какой-то понятной кампании (типа выборов),

  3. Широкая коалиция организаторов. Должно быть много разных людей, которые зовут свои аудитории прийти на акцию. Ни у кого нет достаточного авторитета в России, чтобы собрать акцию самостоятельно, у всех слишком маленькие и специфичные аудитории,

  4. Широкомасштабное оповещение. Почему летом на Манежку пришло много людей, а после Болотного приговора никто не пришел? Потому что ушло много рассылок, СМСок, написано было много постов. На финальный митинг-концерт летом зазывали кубами во всём городе, агитацией в метро и через dom.navalny.ru. Люди должны знать что проводится, где, когда и почему, а также какие их опасности ждут.


Всю эту штуковину реализовать не так просто, как может показаться на первый взгляд. Давайте разберём, какие существуют факторы в этой истории и как они себя ведут.


  • Базовый пласт политических активистов, которые ходят на акции уже 10 лет. Им не нужно ничего из вышеперечисленного, они просто приходят и винтятся. Они, в связи с этим, не видят ни в чём из вышеперечисленного смысла и не могут помочь в реализации никакой части истории,

  • Второй уровень интересующихся, люди с активной оппозиционной позицией, которые много времени своей жизни уделяют политике, но всё-таки не проводят всю жизнь на акциях. Они всегда будут участвовать в легальной большой акции сами, а также помогать в оповещении.

Когда приходят две эти группы, то получается нечто вроде многочисленных маршей миллионов. Приходит тысяч 10 человек и выходит любопытная штуковина, но маленькая и не очень заметная.
Вторая группа очень полезна: она может отлично может заполнить кубы в случае кампании по оповещению, работать в штабе, помогать в организации.
От первой нет вообще никакого толка, она только пугает всех остальных, претендует часто на лидерство без компетенций, в общем проблемна.


  • Третий уровень, адекватные люди, которые смотрят Дождь, читают Ленту и понимают что происходит вокруг, жертвуют деньги НКО и иногда редко куда-то ходят

  • Четвёртый уровень, это разнообразные люди, которые читают блоги, СМИ, различные оппозиционные группы, лайкают и шерят, сидят в твиттере, но не жертвуют деньги и не делают больше ничего.

Когда собираются эти четыре группы, то получается нечто вроде кампании Навального или митинга на Новом Арбате (третьей массовой акции после Болотной и Сахарова)


  • Пятый уровень, это аполитичные родственники и близкие друзья предыдущих групп,

Собранные пять уровней это первая Болотная


  • Шестой уровень, это дальние родственники, коллеги, однокурсники и знакомые предыдущих групп,

  • Седьмой уровень, это аполитичные граждане

Все семь уровней — голосование на выборах мэра Москвы.


Чем глубже группа, тем больше в ней людей. Вот примерная табличка, по моим очень примерным оценкам

Снимок экрана 2014-03-11 в 4.08.09

Понятно, что почти никогда не бывает ситуации, что 100% одной из группы куда-то пришли. Всегда приходит какой-то процент из каждой группы, это зависит от события, времени года, дня недели, погоды, места и ещё кучи всего. Но примерная картина выглядит так.

Соответственно, если не делать ничего кроме постика группы в фейсбуке, то вся аудитория возможных посетителей митинга это 500 человек (значит, будет 50-200).
Если бабахнуть постами в ЖЖ, твиттером, создать ивент вконтакте и фейсбуке, то вся возможная аудитория это ~12,500 человек (придёт 3000-4000 на легальный и 500-2000 на нелегальный).
Если сделать посты, то СМИ напишут и рассылки разошлются, аудитория возможных участников будет ~52,500 человек (стоит ожидать акцию на 10-15 тысяч),
Если везде написать, рассылки разослать, но ещё и ЛОМов (лидеров общественного мнения) подключить разных или если они сами подключатся, плюс ещё кубов поставить в городе и шум создать, то уже можно ожидать возможную аудиторию в 250,000 (вся она, конечно, не придёт, но акцию на 20-30 тысяч можно ожидать),

Ну и так далее. Цифры будут колебаться в зависимости от повода, но в целом как-то так.

Тут важно понять — сюрпризов не бывает. Никогда (ни-ко-гда) не произойдёт такого, что вдруг пришли диванные оппозиционеры, а тем более их родственники, когда вы не разослали рассылку, не создали шум, не оповестили их разнообразными способами. Никакое событие не приведёт к этому, этого не может быть потому, что не может быть никогда.
Люди не ищут такую информацию сами, недостаточно просто где-то о ней написать, нужно работать как отдел продаж в коммерческой кампании — доносить до людей информацию разными способами, не надеясь на то, что они «сами найдут и придут, если им надо».

Дальше начинаются проблемы. Чтобы дать старт началу какой-либо массовой кампании нужны лидеры. Не такие, за которыми все пойдут, а такие, у которых будет воля и яйца, чтобы начать дело и реализовать его. Без таких некому заявить митинг, некому собрать организационную команду, некому собирать деньги на организацию митинга, и в итоге история не стартует.

Если чудо случилось и лидер нашелся, да ещё и оказался не из группы активистов, то дальше он должен объединиться с организационной командой, которая может из аудитории желающих помочь вычленить адекватных людей, создать быстро структуру оповещения и организации мероприятия и всё провернуть.
Потом лидеры должны пойти к ЛОМам и заразить их важностью идеи митинга, чтобы они согласились выступить и рассказать своим аудиториям. Аудитории очень разобщены и практически ни у кого, включая Навального, нет авторитета в глазах более чем 5% всех потенциальных участников, нужна очень широкая коалиция, полностью согласная с идеей кампании.

Потом надо провести большую кампанию по оповещению, для чего желательно взять имеющиеся ресурсы (такие как dom.navalny.ru) или можно построить новые.

И вот только при такой конструкции, при хорошей важной и понимаемой всеми идее, при широкой общественной коалиции, с сильными организаторами, с адекватной системой сбора денег, с широкой поддержкой ЛОМов, с отсутствием разнообразных фриков, с отсутствием бесконечных срачей на тему того, кто будет выступать, вот только при выполнении этих условий можно замахиваться на проведение акции, куда придёт 200 тысяч, 500 тысяч или миллион человек.

Причина того, что одни акции успешнее других в том, что в успешных акциях больше вышеописанных условий выполняется и бОльшие аудитории охватываются. А совсем не в том, что у нас аморфное население и всем на всё наплевать



Оглавление журнала

Бабушка Каца



Герусалина Кузьминична родилась она в Екатеринбурге, но большую часть жизни прожила в Москве, в Щукино. Сюда она приехала в 1967 году, когда район только начинал застраиваться. Впервые со знаменитой бабушкой Каца я познакомился на выставке "Города для людей" полтора года назад. Первое, что Герусалина Кузьминична сделала - угостила меня конфетками. Более того, за конфетками она предложила пирожок, потом сразу вкусный ужин. После сложных переговоров договорились, что я ем 3 конфеты, а как-нибудь обязательно зайду на пирожки.

Пирожки, конфетки и пельмени - секретное оружие бабушки. Говорят, те, кто хоть раз попробовал ее пельмени, больше не может есть никакие другие. Я не пробовал: боюсь зависимости. С бабушкой Каца мы обсудили самого Каца, политику, а также прогулялись по району, чтобы посмотреть, насколько он хорошо подходит для пенсионеров.

Заранее предупреждаю, что, так как этот пост прочитает бабушка Каца, у нас нулевая толерантность к любому хамству в комментах. Сразу бан. Лучше проходите мимо, чем писать гнусности. Далее весь курсив - цитаты Герусалины Кузьминичны.

Collapse )

Лекторий Городских Проектов

Проект «Лекторий» набирает обороты. В эту пятницу пройдет лекция на тему: «Разумный город». Будем обсуждать в каком направлении сейчас развиваются города с интеллектуальной стороны, как это происходит в России и с какими проблемами сталкиваются разные города. Вы этого можете не замечать, но каждый день в нашей жизни все больше скрытых систем, которые ее улучшают. Об этом будет рассказывать Александр Хлуденёв, заместитель генерального директора по перспективным направлениям бизнеса компании КРОК.

14 марта в 19:00 в музее архитектуры им. Щусева (Воздвиженка 5/25, вход со двора) будем всех ждать. Вход свободный, но желательно зарегистрироваться.



Предыдущие лекции:

[Серия 1 — Максим Кац, работа Городских Проектов в 2013 году]
Серия 1 — "2013: итоги". Моя лекция


[Серия 2 — Иван Васин, чем обернётся для Москвичей активное строительство метро]
Серия 2 — "Даёшь метро"


В планах у нас еще много интересных лекторов, но, если у вас есть идеи, о чем можно рассказать и кого пригласить, пишите в комментарии.

Наши лекции бесплатные. Если вам нравится, что мы делаем, поддержите нас:

[Больше способов пожертвований (Альфа, Яндекс, Qiwi, PayPal и другие)]

Генеральный спонсор лектория Городских проектов:


Спасибо музею Щусева за помощь в реализации проекта.


Свобода собраний

Свобода собираться мирно и без оружия гарантирована 31 статьёй Конституции. Вспоминать об этом у нас последние лет 5 считается как-то даже неприличным, в обществе образовался почти консенсус: на некоторые статьи конституции можно забить. Вот на эту в частности.

Так как у нас у власти всё-таки не тупые кретины, а хитрые жулики, конституцию менять не стали, однако всякими разнообразными «административными» мерами свободу собраний отменили — проводить акцию можно только по согласованию с мэрией, уведомление надо подавать строго за 10-15 дней, само согласования мэрия может выдать хоть накануне акции.
Оповещение до получения согласования вести по закону нельзя, штрафы за все нарушения огромные. У властей огромная куча инструментов помешать гражданам собираться — можно предложить им вместо Пушкинской собраться в Бутово, можно выдать им согласование за день до акции и сорвать кампанию по оповещению, а потом радостно рассказать, что на митинг никто не пришел.

Митинги за власть проводятся без всяких согласований и препонов в любое время, хоть на следующий день после медийного повода хоть прям на Пушкинской площади или на Васильевском спуске.

Спуск

Башар

Ко всему этому все привыкли, когда у власти жулики, то и удивляться, что они постоянно жульничают, постепенно перестаёшь. Всегда очень радует, когда кто-то поднимает голову и внезапно задаёт вопросы. Типа «погодите, а с какого, собственно, хрена?». В этот раз таким вопросом задался Amnesty International

PUSHKAREVA_V_LUVRE

Amnesty International и «Городские проекты» решили начать это дело поправлять. 7 октября 2013 года активисты «Amnesty International – Россия» уведомили московские власти о намерении провести пикетирование с целью «привлечения внимания к нарушениям свободы выражения мнений в России» в сквере возле памятника Пушкину. В ответ префектура ЦАО сообщила, что место возле памятника для акций «непригодно» и предложила провести пикет в сквере Девичьего поля. Это один из самых безлюдных парков в центре Москвы, проводить в нем акции практически не имеет смысла.

Девичье поле

Перенос акции в безлюдное место, как я уже писал выше, это отработанный властями способ «обезопасить» центр столицы от гражданской активности, при этом формально не нарушая прав  москвичей на свободу собраний. За минувший год Amnesty получили от префектуры ЦАО уже 4 аналогичных ответа.
Всех московских активистов, как правило, отсылают в сквер Девичьего поля и на площадь Яузские ворота, а иногда и в другие малолюдные места. Единственная акция, которую Amnesty International удалось согласовать без проблем в центре города – это пикет против применения смертной казни в США, напротив американского посольства.

В октябре 2013 Amnesty отказались от переноса акции в сквер Девичьего поля и решили обжаловать в суде ответ префектуры ЦАО. Шансов на победу в российских судах мало, но дело имеет смысл довести до Европейского Суда по правам человека. С ЕСПЧ, впрочем, тоже всё непросто: как убедительно доказать судье, совершенно незнакомому с географией Москвы, что в сквере Девичьего публичную акцию увидит только вышедший на прогулку пудель?


Городские Проекты проведут для Amnesty исследование пешеходного потока в точках проведения публичных акций, а также функциональный анализ этих мест. Если мы замерим количество пешеходов в сквере Девичьего поля и на площади Яузские ворота, куда обычно посылают организаторов гражданских акций, и сравним эти данные с количеством пешеходов на Пушкинской площади и других площадях Бульварного кольца, то разница в данных будет говорить сама за себя. После исследований эксперты будут готовы выступить в судах с объяснением ситуации.

Пушкарёва

Если удастся выиграть дело в ЕСПЧ, то это будет важный прецедент. Если не удастся – у Amnesty и у всех нас всё равно будет хороший аргумент для дискуссии о свободе собраний в России.

Городские Проекты финансируются за счёт пожертвований и без вас работать не смогут :)


[Больше способов пожертвований (Альфа, Яндекс, Qiwi, PayPal и другие)]