May 30th, 2014

Об оппозиции. Ответ Алексею Навальному

Алексей Навальный написал сегодня пост. Ниже процитирую его весь, а то в ЖЖ его нет

[О догмах. Ответ Дмитрию Буцкову]

О ДОГМАХ. ОТВЕТ ДМИТРИЮ БУЦКОВУ

Фонд борьбы с коррупцией продолжает рассылать заявления с требованием проверки офшора вице-мэра Ликсутова.

Вернее, мы уже всё проверили, и факт обладания запрещенными чиновнику активами неопровержим (с ним и Ликсутов не спорит), теперь важно, чтобы это было официально установлено и привело к единственно возможному исходу, который сами и установили собянины, ликсутовы, путины, железняки и вся их единороссовская банда, захватившая власть, - увольнение с госслужбы.

Как мы и говорили, запрос пойдёт и каждому депутату МосГорДумы:

Именно в связи с этими запросами иногда звучит вопрос: а чего вы так адски и догматично прицепились к Ликсутову, ведь он лучше (подставьте любое имя)? Прямо как маньяк.

И хотя несколько последних абзацев первоначального поста отвечают на этот вопрос, я хотел бы на него ответить ещё раз.
Это надо сделать, потому что свои сомнения высказывает один очень важный для меня человек. Его зовут Дмтрий Буцков.

К нему обращен этот короткий, но, в каком-то смысле, программный для меня текст. Про догмы.

Многие считают, что тут есть место для  какой-то полемики с известным ликсутофилом Максимом Кацем. Это не совсем так. Вернее, полемики здесь может быть сколько угодно, и дебаты были бы интересные, но Максим уже стоит на ясной позиции:

Снимок экрана 2014-05-29 в 18.05.03



Она для меня неприемлема, но понятна. У нас сейчас вся власть построена на "Друзьям всё, врагам - закон", поэтому ничего оригинального или сильно шокирующего здесь нет.  Могу только сожалеть о том, что для продвижения такой позиции приходится утверждать, что номинал доли в акционерном капитале (217 евро) - это стоимость доли в компании.
Максиму я уже ничего не докажу.

Снимок экрана 2014-05-29 в 18.05.11

Ну, а Дмитрий Буцков - другое дело. Дмитрию я постараюсь объяснить. Мало того, Дмитрию я должен объяснить.

Я с ним не знаком, но когда Юля выборочно читала мне комментарии на пост об офшоре Ликсутова, его коммент был важен.


https://twitter.com/2bearcoolyes/status/471320573558423553

Сначала я сказал: Ну и ответь ему "вы не поддерживаете, потому что вы за коррупцию, а я против".
К счастью, в твиттере у Дмитрия немного твитов, и Юля, пролистав две секунды сказала "Нее, он точно не за коррупцию":

Снимок экрана 2014-05-29 в 17.21.09
Снимок экрана 2014-05-29 в 17.21.18








Это меняет дело.

Кому ж мне объяснять, как ни Дмитрию, если я работаю для таких, как Дмитрий и с такими, как Дмитрий.

Смотрите, Дмитрий:
На каждой встрече с избирателями мне задавали вопрос: Ну, хорошо, они жулики. А вы как докажете, что вы жуликом не станете, как все остальные?

И каждый раз я отвечал одно: доказать никак не смогу. Я доказываю, что буду строить систему, при которой вы сможете выкидывать жуликов из власти. Эта система и меня сможет выкинуть. Это главная гарантия. Стану жуликом - найдёте того, кто работает лучше.

Кристиан Вульф, бывший президент Германии, взял кредит на 500 тыс. евро у жены своего друга, миллионера Эгон Геэркенс. Вульф скрыл этот факт от парламента страны. Кроме того, друг политика, кинопродюсер Давид Грёневольд, оплатил за того ночевку в гостинице и ужин в ресторане на сумму 753 евро. Немецкая общественность сочла это взяткой, и Вульфу пришлось уйти в отставку.

Карл-Теодор цу Гуттенберг, бывший министр обороны Германии, стал министром обороны в 37 лет. Считался одним из вероятных кандидатов на пост канцлера Германии. В феврале 2011 года Гуттенберга обвинили в плагиате как минимум 15 фрагментов текста в диссертации.Министр признал, что в его работе есть серьезные ошибки в оформлении цитат. Он публично отказался от звания доктора юриспруденции, затем его официально лишили этого звания.Через две недели после начала скандала Гуттенберг ушел в отставку.

Джеки Смит, бывший министр внутренних дел Великобритании, получила из бюджета около 116 тыс. фунтов в качестве компенсации за аренду дома, в котором в реальности жила ее сестра. Также устроила собственного мужа к себе ассистентом с зарплатой 40 тыс. фунтов в год. Об этом стало известно широкой публике, и Джеки Смит пришлось уйти в отставку.

Таких примеров много, и всем нам нравятся эти примеры. Мы, нормальные люди, хотим жить в стране, где за коррупцию или неэтичное поведение чиновников выгоняют.
Мы ж просто шокированы (приятно), что где-то есть общество, признающее антисоциальным и неприемлемым получение чиновником ужина и ночевки в гостинице ценой в 750 евро.

Рано или поздно и Россия выберется из средневековья, в котором находится. И у нас будут снимать с должности министров за плагиат в диссертации. Вопрос в том, случится это при нашей жизни? При жизни наших детей? внуков?

Дмитрий, я, как и Вы, хочу, чтобы Россия стала нормальной европейской страной с европейскими политическими традициями при своей жизни. Поэтому стараюсь относиться к принципам более внимательно, чем к фамилиям.

Мне не важно, Ликсутов это, Капков, Собянин или Иванов. ФБК не в супермаркете выбирает кейсы, мы публикуем то, что смогли найти.

С Капковым я, например, говорил один раз в жизни - совместное интервью Афише - и могу сказать, что он очень приятный в общении человек, говорящий правильные вещи. Должен ли я теперь тормознуть материалы по Капкову (про которого, кстати, ни разу не писал), если наш отдел расследований что-то найдёт на него?
Не думаю, что сделав это я буду соответствовать стандарту поведения политика, которому вы перечислили своё пожертвование.

У нас в обществе есть ликсутофилы, собянофилы, капковолайки, никифоровофаны и даже пара шувалофрендов. Есть чиновники, которые говорят правильные вещи. Да и Путин их говорит. И даже делает некоторые правильные вещи.
И что теперь? Мы им должны простить коррупцию, скрытое имущество, ворованные диссертации и постоянное враньё?

Не может министр, лгущий и скрывающий офшоры, быть хорошим министром. Он может быть хорошим экспертом, бизнесменом, семьянином и чьим-то другом, но правильно служить обществу и государтсву он уже не может, потому что своим поведением наносит фундаментальный вред общественным интересам.

Готовы ли вы обменять ценность базовых принципов госслужбы на ценность ни к чему не обязывающих экспертных деклараций? Я - нет.

Можно, конечно, избавится от догм и относиться к злоупотребленям более толерантно. Но будет ли это шагом к созданию системы (см. ответ на встрече с избирателями), выкидывающей жуликов из власти? Нет, это будет шагом к укреплению нынешней системы отрицательного отбора. Шагом по цементированию системы в которой у министра культуры 3 (три) ворованные докторские. Я этого шага делать не хочу и Вас, Дмитрий, я попрошу его не делать.




Я, конечно, в глазах Алексея с Дмитрием Буцковым по уровню нетолерантности к жуликам и к коррупции конкурировать вряд ли смогу, но всё же вставлю тут тоже несколько своих скриншотов

Снимок экрана 2014-05-29 в 17.54.57

Это я писал во время второго Роспиловского сбора, там ещё длиннющий пост про то, почему это важно.

А это я писал ещё в свои покерные времена на покерном сайте

Снимок экрана 2014-05-29 в 17.44.34



Ну и фоточку, раз уж на то пошло, запощу, тоже с предвыборной кампании где я, как и Дмитрий Буцков, принял участие

рисуем доски


Вы спрашиваете, почему я обижаюсь и, типа, задеваюсь. Ну, я обычный человек, такое отношение, разумеется, меня обижает и задевает. По-моему, так действовать – подло. Я не политик, амбиций стать президентом не имею и не имею поэтому привычки маскировать свои ощущения в таких ситуациях и строить из себя несгибаемого лидера. Такое отношение обижает и задевает, я с таким отношением больше ни разу в общественно-политической жизни пока не сталкивался. Вот и реагирую так.

Но вот я высказался про личную часть, теперь давайте перейдём к делу.


Мы с Алексеем расходимся совсем не в оценке того, как надо поступать с нарушениями закона. Он, похоже, попытался представить мою позицию как «ну, если человек хороший, то можно и закон нарушать». Это совершенно не так: я считаю, что закон нарушать нельзя. Если его кто-то нарушил, то суд и другие органы, которые компетентны в этом разбираться, должны в этом разобраться.

Я написал о том, что данное конкретное возможное нарушение закона не вызывает моего гражданского возмущения. Когда кто-то для получения должности украл диссертацию, то это моё возмущение вызывает: человек осмысленно обманул общество и выставил себя доктором наук.
Когда кто-то жульничает с госзаказами и отдаёт их по договорённости дружественным организациям, это вызывает моё возмущение: деньги тратятся менее эффективно, чем могли бы.
Когда кто-то забыл закрыть фирму на Кипре или в Черногории, или ещё где бы то ни было, то я не возмущён. Не выполнено формальное требование, которое ни на что не влияет. Я не считаю, что на такое нарушение надо закрывать глаза, если человек хороший. Работал бы я в прокуратуре, я бы это расследовал обязательно. Но я не работаю там, я депутат и меня, как депутата, такое нарушение не возмущает. Меня скорее возмущает идиотский закон, который не позволяет предпринимателям становиться чиновниками.
Это для прояснения ситуации.

Вот где мы с Алексеем расходимся, так это в подходе к оппозиционной деятельности и, как обычно, в вопросе «нам шашечки или ехать». Если нам ехать к установленным Алексеем в его посте выше целям «постройки европейской системы государственного управления с европейскими традициями», то делать надо, по моему мнению, немного не то, что делает Алексей.

Я бы, для начала, определился со стратегией. Мы живём в той реальности, в которой живём: у нас не честные суды, у нас законы написаны так, чтобы любого можно было посадить. У нас любого и можно посадить, если докопаться, а значительная часть системы взаимоотношений в стране к закону относится довольно косвенно и решается неформально. Это безусловно плохо и это надо менять. Но как? Выгнать всех жуликов и поставить честных людей? Выглядит недостаточно детальным планом для меня.

Если мы для выхода из ситуации предлагаем стратегию «а давайте посмотрим, кто нарушает закон и всех посадим, а имущество, полученное незаконным путём, отберём», то это значит, что мы хотим грохнуть все действующие политические и экономические элиты, включая самых обычных рядовых предпринимателей, совершить революцию снизу, сломать всю действующую систему отношений в стране и посмотреть что получится после этого.
Такое мы уже в 1917 году делали (с другими, правда, лозунгами, но всё равно). Из такой стратегии ничего хорошего получиться не может: вот полиция, когда окружает дом с террористами, не объявляет же в мегафон «выходите с поднятыми руками, мы вас сейчас всех застрелим». Если так делать, то нельзя ожидать максимально эффективного завершения операции.

Я никоим образом сложившуюся систему взаимоотношений не оправдываю и не считаю, что её можно сохранять в таком виде. Но раз уж мы в оппозиции, то давайте серьезно обсуждать, что и как мы с этим будем делать.

Я не очень понимаю что с этим делать, ведь это не я строю свою политическую деятельность на борьбе с коррупцией. Но если бы я был в команде, то хотел бы, чтобы наши ходы на этот счёт были выверенными, тщательно доказанными, не имели признаков детского сада и просто разжигания ненависти к людям, а вскрывали бы имеющиеся в стране проблемы и предлагали бы способы их решения.

В моей системе координат не может существовать всей этой ерунды с бобровыми воротниками, феррари, шубохранилищами и дачами. На эту тему можно пару раз пошутить, но нельзя на этом разжигании строить всю повестку. Это, во-первых, выглядит глупо и не позволяет получить на нашу сторону более серьезных сторонников, во-вторых, это опасно: много же людей тебя читает, завтра ты такую ненависть разожжешь, что люди пойдут жечь дорогие машины и коттеджи. Ты же безответственно это делаешь, в твоих словах ведь нет никакой разницы между домом в Каннах человека, который всю жизнь работал чиновником, и дорогой машины человека, который всю жизнь занимался бизнесом и 650 задекларированных и подтверждённых миллионов долларов имеет.
Все эти словечки «кремлешушера», «кремлежулики» и прочая хрень вызывает омерзение, особенно в таких дозах и создаёт реальную общественную опасность, что люди будут ненавидеть всех чиновников или вообще всех богатых.

Дальше. В моей системе координат вскрывать необходимо либо общественно опасные, либо показательные вещи, разбираться в них по существу и детально и предлагать решения.
Вот, например, как бы я действовал в ситуации с Ликсутовым и его фирмой. Если бы я такое обнаружил и не имел бы оснований полагать, что фирма работающая и несёт какой-то смысл, то я, бы обнаружив эту ситуацию, написал бы ему самому и спросил бы, что это такое. Если бы ответ меня удовлетворил, то мне бы не показалось, что за этим есть что-либо кроме простой ошибки, и я бы, возможно, ничего потом и не стал предпринимать.
Если бы ответ не удовлетворил, или я что-то всё же решил бы предпринять в любом случае, то я бы написал письмо Собянину и в администрацию Президента, которая ответственна за расследование таких нарушений, с предложением расследовать произошедшее.
Дальше, если бы я не получил ответ или стал бы получать отписки, то я бы вывел на публику эту ситуацию, но не в формате «смотрите какие все жулики, вон аж что происходит, вице-мэр фирму на Кипре имеет, которая в 2007 году с Трансмашем была связана», а в формате «мы тут обнаружили серьезную ситуацию, нарушен закон, мы обратились в соответствующие органы и к непосредственному руководителю, а они нам отписки шлют».
В сочетании с этим я бы подготовил свои предложения по решению данной ситуации. Ну, например, тут я бы предложил отменить идиотский закон, запрещающий владеть чиновникам иностранными активами, или изменить меру ответственности с увольнения на «от выговора до увольнения» в зависимости от чего-то. Потому что ну не годится увольнять хорошо работающего чиновника за забытую где-то фирму или счёт.
И таким вот образом я оказывал бы общественное давление. Я это делаю в своих вопросах, и это работает.

Конечно, когда наблюдается такая ситуация, как с буровыми установками в ВТБ, например, и есть те доказательства, которые были, то градус должен быть совершенно другой. Ровно такой, какой и был он два года назад, когда Алексей писал про ВТБ и Транснефть, а я каждый год присылал ему по 30 тысяч рублей.

А возможно, что всё надо делать как-то иначе, но я хочу услышать и понять стратегию.

Я очень хочу в стране изменений и очень хочу, чтобы у нас было как в Германии или в Израиле, и люди бы уходили в отставку из-за незадекларированной недвижимости и попадали в тюрьму за взятки. Но я хочу знать, как мы к этому пойдём. И я уверен, что многие такие же независимые люди в России, интересующиеся политикой, тоже хотят знать, как мы к этому пойдём и какой путь предлагает Алексей Навальный.

Если бы я видел стратегию, подразумевающую понятный выход России из сложившейся ситуации с понятными путями, или хотя бы движущуюся именно к этим целям общественную организацию, то я бы активно поддерживал Алексея и сейчас. Я это видел до выборов мэра Москвы. Но после выборов я стал видеть другое.

Я стал видеть не желание предложить внятный путь выхода из ситуации, а желание разжечь народную ненависть, чтобы люди пошли с вилами на Кремль.
Я стал видеть маргинализацию в лексике и поведении, а также отход от принципов прозрачного финансирования: ФБК уже больше года не публиковал финансовый отчёт и финансовые планы (хотя сильно разросся), не делал большого сбора денег и не ясно как финансируется.
Я стал видеть большое количество проектов, разжигающих ненависть к чиновникам и их богатству (дачи, квартиры детей, бобровые воротники и шубохранилища бесконечные), большое количество проектов, основанных на проблемах, вызывающих недовольство в обществе и предлагающих фейковые пути их решения (визовый режим, народный депутат). А вот действительно содержательных и что-то показывающих расследований (как Сочи, например) стало мало.
Стратегия изменилась. Вместо «давайте делать эффективную систему управления страной без коррупции» появилось «давайте выгоним кремлежуликов с трубы».

Когда мы ловим неизвестного чиновника мистера Брови на госзаказе, который явно отгружает деньги за уже сделанные работы, и таким образом показываем неэффективность системы управления, то это одно.
Когда мы привязываемся к чиновнику, который хорошо делает свою работу, находим у него фирму на Кипре, про которую неизвестно делает ли она вообще что-либо, и начинаем с прыжками и улюлюканьем про бобровый воротник требовать его увольнения, это другое.

Первое – получение политического капитала за счёт раскрытия неэффективных и, возможно, коррупционных схем госзакупок. Это прекрасно и это приближает нас к ситуации в Германии и Израиле.
Второе – срубание политических очков на невыполнении чиновником идиотского закона, не несущем никакой общественной опасности и не говорящем ни о чём. Это приближает нас, возможно, к походу на Кремль с вилами и водружению на царство Навального, но совсем не приближает нас к ситуации в Германии и Израиле.

Если «неистовый Жорж» завтра пожертвует в Городские Проекты деньги с иностранной карточки и напишет детальный пост о том, что Городские Проекты не выполнили закон об иностранных агентах, и поэтому Кац должен срочно их закрыть или уйти с поста муниципального депутата, то это, возможно, и будет нарушением закона и, возможно, прибавит Алексею политических очков, и кто-то поверит в разоблачения злостного нарушителя.
Но это ничего общего не имеет с реформированием системы управления в стране и движения к декларируемым целям.

Мне на самом деле очень жаль, что Алексей пошел по такому пути. Я думаю, что он приведёт его к маргинализации и потере многих сторонников, которые действительно пытаются разобраться в ситуации и исправить её, а не просто возмущены всем вокруг, и которые раньше видели в нём политического лидера. Таких, как я.
Злость и возмущение – неконструктивные эмоции. Оппозиция не должна состоять из злых и возмущённых, по-моему.

Я надеюсь, что покупаться на эти истории будет всё меньше людей и с вилами на Кремль никто не пойдёт. Да и улюлюкать и прыгать вокруг всей этой хрени, я надеюсь, скоро перестанут даже самые близкие сторонники. Но сложиться может по разному.

В любом случае, для меня оппозиция выглядит по-другому и я постараюсь представлять альтернативную оппозиционную повестку.



Оглавление журнала


P.S. По ситуации с Ликсутовым ещё раз: я не его пресс-секретарь, плохо с ним знаком и совсем не Ликсутофил. Мне нравится, что он делает с транспортом в Москве, но если он занимается коррупцией, то его надо немедленно уволить и судить. Забытая фирма на Кипре это не коррупция, а такая же ерунда, как забытая фирма в Черногории.
Состояние Ликсутова в 2013 году оценивалось журналом Forbes в 650 миллионов долларов, оно было сделано в бизнесе, чиновником до мэрии Москвы он никогда не был. Рассказывать в такой ситуации про бобровый воротник совсем уж, по-моему, нехорошо.
Я не верю, что он пошел в мэрию Москвы, чтобы увеличить своё состояние до 750 миллионов долларов с помощью коррупции, и наличие у него фирмы на Кипре никак не меняет этот мой взгляд. Будут ещё доказательства – ещё раз подумаю.

История строительства подземных и надземных переходов в Москве

Перед тем как прочитать пост, посмотрите видео вот. Город для людей, ага




Строить подземных и надземных переходов надумали еще в конце 19 века, когда наблюдался бурный рост городов, а также развитие железнодорожного сообщения. Впервые надземные переходы начинают возводиться над железнодорожными путями (что вполне оправдано).

Первый период истории строительства внеуличных переходов в России можно отнести к 30-м годам 20 века. Именно тогда при строительстве московского метрополитена подземные переходы получают свое распространение в качестве выходов со станций.

Первые подземные переходы не совмещённые с выходами со станции метро были открыты 30 апреля 1959 года под Театральным проездом (у «Детского мира») и под Калужской площадью. Тогда же был открыт после реконструкции переход под Смоленской площадью, являющийся самым старым переходом по году сооружения, но изначально предназначавшийся для других целей.

В 1935 году была открыта станция метро «Смоленская». На нынешней Смоленской площади, которая сегодня стала больше похожа на городскую магистраль, нежели на площадь, до 1937 года располагался Смоленский рынок, к которому был выведен один выход со станции метро: из торцов платформы проходы вели в коридор, расположенный параллельно станции из которого посередине отходил проход ведущий к рынку.
После ликвидации рынка и расширения Садового кольца этот выход, располагавшийся изначально по центру бульвара (как на «Чистых прудах») оказался прямо посередине проезжей части и его снесли, а подземный «проход в никуда» стали использовать для служебных нужд. В 1953-1958 годах была закрыта и станция метро «Смоленская», которая использовалась как выставочный зал. Отдельно стоящий западный вестибюль был заменён современным, встроенным в знаменитый жилой дом «с башенкой» архитектора Жолтовского, тогда же и проход использовавшийся для выходов к рынку идущий параллельно станции и потерявший свою актуальность было решено перестроить в подземный переход: к торцам прохода были пристроены лестницы для выхода на поверхность, а проходы на станцию замурованы. Именно его первоначальным предназначением и объясняется столь большая глубина перехода.

Однако, самым известным и пожалуй ключевым открытием перехода было открытие подземного перехода под нынешней Триумфальной площадью (около нового выхода с «Маяковской») которое произошло 16 октября 1959 года. Тогда на открытии перехода побывал сам Никита Хрущев, который одобрил идею пересечения улиц через подземные переходы. Этот момент был для миллионов людей живущих в нашей стране и состарившихся с тех времён фатальным: после него строительство переходов разворачивается полномасштабно.

Вот как описывает открытие одних из первых подземных переходов от ул. Горького к гостинице Москва и перехода у Детского мира Надежин Б. в книге «Пешеходные и транспортные тоннели Москвы»:

«Летом 1961 г., люди, за много лет привыкшие переходить проспект Маркса между «Стереокино» и выходом из метро на площадь Свердлова, вдруг обнаружили, что переход закрыт. Закрытыми оказались переход у гостиницы «Метрополь» и все другие наземные переходы. Работники ОРУДа оградили проезжую часть улицы от пешеходов, скопившихся на тротуарах, и по радио разъясняли, что ближайшие переходы находятся у «Детского мира» и напротив улицы Горького. Однако количество людей не уменьшалось, так как на смену тем, кто ушел, приходили все новые и новые, которые еще не успели узнать в чем дело. Так продолжалось несколько дней, после чего, несмотря на все неудобство пешеходных переходов через проезжую часть улиц, их все же пришлось вновь временно разрешить.»


Угол Тверской улицы и Охотного ряда


Тот же перекресток, построен подземный переход. 1973 год.

С 60-х годов начинается второй этап в истории развития строительства внеуличных переходов. 60-е годы характеризуются значительным ростом автомобилизации в Москве. Идёт массовое строительство разветвлённых выходов со станций метрополитена. Выходы со станций метрополитена стали совмещать с уже существующими подземными переходами. Так, в 1959 году выход со станции «Охотный ряд» был соединен с одним из первых подземных переходов в Москве.

Новые станции мелкого заложения строились уже без наземных вестибюлей и с разветвлённой системой выходов через подземные переходы («Профсоюзная», «Академическая», «Войковская» и др.). Эта мера была призвана развести пешеходопотоки и сократить пути пешеходов. Однако и по сей день передвижение в подобных переходах затруднено в связи с недостаточным уровнем обеспечения навигацией.

Именно в это время получает широкое распространение строительство подземных переходов, не связанных с выходом из метро. Разведение пешеходных и транспортных потоков на разные уровни на сложных развязках в 60-е годы виделось как эффективное решение, во-первых, проблем пробок, во-вторых, вопросов безопасности всех участников движения.

Строительство подземных переходов становится массовым, были построены подземные переходы под основными магистралями: Ленинским, Ленинградским, Кутузовским проспектами, Садовым кольцом. Помимо Москвы, подземные переходы начинают массово строиться по всей стране, в том числе и в тех городах где не было метрополитена: Ленинград, Киев, Харьков, Ташкент, Тбилиси, Минск, Сочи.

К концу 1961 года в Москве было сооружено уже более 20 пешеходных тоннелей. Появляются подземные площади (например, на площади трёх вокзалов), в которых располагаются, по примеру Запада, торговые галереи и другие объекты обслуживания. В этот период строительство подземных переходов виделось как единственная мера, позволяющая ускорить передвижение автомобилей, на фоне быстрорастущего автомобильного траффика. В литературе тех лет встречается следующее:
«Одним из радикальных методов обеспечения высоких скоростей движения транспорта в условиях города является сооружение на перекрестках городских магистралей пересечений в разных уровнях».

Необходимо отметить, что в это время средняя практическая скорость автомобилей составляла 30-40 км/час. Для примера, в 2012 году средняя скорость внутри Садового кольца в будни составляла 17 км/час.

Однако, в литературе тех лет встречаются и другие точки зрения. Например, Александер К.Э. в работе «Пешеходные эстакады и тоннели в городах», изданной в 1963 году приводит следующие доводы:

«Часто интересы пешеходов приносят в жертву транспортному движению. Под обеспечением безопасности движения понимаются главным образом всевозможные ограничения для пешеходов. Поэтому многие пешеходы нарушают правила и с риском для жизни выбирают более короткий и удобный путь.»

В то время проекты внеуличных переходов предполагали наличие эскалаторов, а в будущем и движущихся тротуаров (траволаторов). Однако на деле в связи с ограниченностью ресурсов, эскалаторы в переходах строились только на выходах из метро. Современные строительные нормы предусматривают строительство эскалаторов (или лифтов) при перепаде высот от 5 метров, и строительство траволаторов при потоке пешеходов свыше 5 тыс. человек в час. На сегодняшний день распространенность эскалаторов, лифтов и траволаторов более высокая, чем в 60-е годы, однако недостаточная, помимо этого их фактическое функционирование неудовлетворительное.

Таким образом, несмотря на наличие полярных точек зрения на развитие дорожно-транспортной инфраструктуры в 60-е годы, свое реальное воплощение получила стратегия развития с приоритетом транспорта над пешеходом. За период с 1959 по 1980 года в Москве было построено более 180 внеуличных переходов, что значительно снизило качество городской среды для пешеходов.

Третий этап в развитии строительства внеуличных переходов начинается с 80-х годов и характеризуется системностью: переходы появляются повсюду. Оформляется нормативная база, регулирующая необходимые условия для строительства переходов. Опять же, эти нормативы основываются на приоритете транспорта, в первую очередь личного, перед пешеходом. За период с 1981 по 2001 года в Москве было построено более 150 подземных и надземных переходов.


Динамика строительства пешеходных тоннелей в Москве.

Четвертый этап, начавшийся в 2000-х годах, связан с масштабным строительством надземных переходов. Их строительство дешевле подземных и не требует перекладки подземных коммуникаций. Однако, надземные переходы, во-первых, портят архитектурный облик города, а во-вторых, еще более неудобны для маломобильных граждан (по сравнению с подземными) в связи с тем, что имеют больший перепад высот. Важность второго фактора особенно актуальна в последние годы, так как на сегодняшний день число маломобильных граждан в Москве составляет более 30% и неуклонно растет.

На сегодняшний день при строительстве переходов планировщики руководствуются устаревшими представлениями о том, что они повышают безопасность всех участников дорожного движения и сокращают издержки времени.
Проведенное в 2013 году Горпроектами исследование предпочтения пешеходами различных типов переходов показало, что, например, на ул. Свободы только 53% пешеходов для пересечения проезжей части пользуются надземным переходом, и 47% пешеходов предпочитают нарушать ПДД при пересечении проезжей части, подвергая свою жизнь опасности.


Надземный переход на ул. Свободы в Москве, построен в 2002 году.


Результаты исследования надземного перехода, расположенного на ул. Свободы в Москве.

Несмотря на то, что мировым градостроительным сообществом признано мнение о том, что подземные и надземные переходы в городах снижают качество городского ландшафта и уместны только на скоростных магистралях, в Москве продолжается их строительство.

Городские Проекты на тему подземных переходов запилили большой сайт, загляните

Снимок экрана 2014-05-29 в 3.11.38


Городские Проекты работают на пожертвования. До конца месяца осталось два дня, а денег пока собрано недостаточно :(

Снимок экрана 2014-05-30 в 4.49.23

Мы подключили возможность пожертвования по банковским картам. Теперь это сделать еще проще, чем раньше.


Из-за сложившейся ситуации, если вы будете жертвовать через интернет-банк будет просто замечательно. Инструкции ниже:
[Spoiler (click to open)]

Кстати, самый популярный способ отказа от перевода денег Городским Проектам это «ощущение, что сумма слишком мала и не поможет». По такой причине мы недополучаем в месяц где-то 10%-15% всех собираемых денег. Если вы подумали перевести нам 100 рублей, а потом отказались от этой мысли, то присылайте, пожалуйста :)

[Разовые переводы через PayPal]


Мы сделали легкую возможность настроить регулярный перевод через PayPal, попробуйте
[Регулярные переводы через PayPal]


————————————————————————————————————————————————————————
Чтобы сделать перепост, нажмите на одну из кнопочек ниже:


Сайты от «Городских проектов»:
О нашей деятельности
О вреде подземных переходов
О преимуществах троллейбуса
О преимуществах трамвая — скоро
Про автожлобов
Лекторий от Городских проектов

Все способы поддержать Городские проекты