July 17th, 2014

Метро

Не знаю, что писать про метро. Единственная техногенная авария с многочисленными жертвами в московском метро была на станции Авиамоторная, когда там сломался эскалатор. Погибло 8 человек. Мои родители в этот день спускались по соседнему эскалатору, поэтому я о ней знал немного больше, чем тогда официально сообщили в прессе.





17 февраля 1982 года на станции «Авиамоторная» Калининского радиуса Московского метрополитена произошла авария. Среди пассажиров имеются пострадавшие.
Причины аварии расследуются.

— «Вечерняя Москва». 18 февраля 1982 года







Мир изменился с тех пор и сейчас мы знаем не только всю имеющуюся на данный момент информацию, но и намного больше — куча слухов, домыслов и прочего. Проволока какая-то в стрелке, падение напряжения, чего только не говорят.
Я ничего не понимаю в технических деталях работы метрополитена и событием шокирован — мы все пользуемся метро каждый день, за почти 80 лет ничего подобного никогда не случалось. Это даже не упавший самолёт, это что-то, чего ещё вчера нельзя было себе представить как возможное.
Когда мне звонят журналисты и говорят что-то типа «ну вы же пропагандируете общественный транспорт! что вы скажете теперь?» я только ушами похлопать могу. Что за фигня вообще.

Когда я читаю политиков, которые сразу после аварии начинают толкать свою обыкновенную повестку, которую они толкают всегда, только используя аварию как доказательство (например вот), то мне становится мерзко и противно.

После таких шокирующих событий часто происходят быстрые и необдуманные решения: после теракта в Домодедово по всей стране заставили ставить в аэропортах металлоискатели перед входом в терминалы, после одной из авиакатастроф запретили использование самолётов такого же типа — это уже на трагедии пытаются пиариться чиновники. Эффекты от таких решений всегда дорогостоящие и негативные, это не менее мерзко, чем журналисты, разводящие панику, и политики, срубающие для себя очки.

По-моему, перед тем, как что-то решать, надо подождать, пока пройдёт шок, чтобы решение было взвешенным и решало те задачи, которые призвано решить, а не пиарило того, кто его принял, или того, кто высказался.

Насчёт различных отставок: я думаю, что в такой ситуации начальник метро должен положить заявление об отставке на стол мэру сразу как только разберётся с экстренными действиями, которые от него требуются. Мэр может эту отставку принять или отклонить, но заявление должно быть написано, я считаю.

Что мне действительно хотелось бы видеть сейчас, так это полное и объективное расследование трагедии. Вот пример, как должно вестись расследование таких событий: http://www.mak.ru/russian/investigations/2010/tu-154m_101.html. Мне кажется очень важным именно так провести расследование, публикуя каждый шаг.

Как-то так. Извините, предлагать кого-нибудь линчевать, отставить срочно или объяснять, что это режим виноват и вот результат правления кооператива Озеро, я не буду, и как это может в голову приходить в такой ситуации я не понимаю.

Оглавление журнала

Подписи проверены и с ними всё отлично

Вчера была проверка подписей. Члены комиссии проверили каждую подпись глазами, по томам прошлись несколько раз




На заседании комиссии присутствовало два журналиста (от МК и kasparov.ru). На этапе проверки глазами отсеяли 97 подписей (проверяли довольно жестко, несколько листов забраковали, например, из-за того, что дата была написана мной неразборчиво).

Потом был опасный момент: принесли список недействительных адресов по базе ФМС. Это проверка на совпадение по квартирам, живёт ли там человек действительно. И там было 500 адресов, общее количество было выше, чем дозволенный максимум брака, и было похоже, что меня не зарегистрируют.

Но при просмотре справки из ФМС оказалось, что некоторые адреса они подтвердили. В итоге у нас забраковали 497 подписей, осталось 5347. А для регистрации нужно 5315 — проскочили прямо на грани.

протокол


Комиссия была объективна — о количестве забракованных ФМС подписей никто не знал, брак искали очень внимательно, только после осмотра глазами всех листов был принесен список ФМС. Присутствовало много людей, никого не выгоняли, заседали 5 часов.

Даже при такой адской процедуре фильтрации и проверки подписей, как у нас, всё равно брак очень большой — при переписывании с паспорта, при записи с голоса, ещё при миллионе разных других обстоятельств получаются ошибки и их больше, чем дозволенные 10%. Барьер совершенно запретительный: и из-за количества необходимых подписей, и из-за процедуры их получения и сдачи.

Но нам удалось его пройти :) едем дальше.

Оглавление журнала