?

Log in

No account? Create an account

maxkatz


Кац предлагает победить


Автор очень неэффективной избирательной кампании имеет сказать
maxkatz
Алексей Навальный опубликовал пост «Рейтинг эффективности избирательных кампаний МГД-2014». Можете почитать, но если кратко, там взяты данные МГИКа о затратах на кампании и расчитано какая стоимость голоса получилась в разных округах. У нас в округе получилось так

StoimostL_golosa_v_5_okruge

В исследовании специально для нас с вами есть такой вот график :) У нас с вами не просто неэффективная кампания была, а самая неэффективная среди тех, кто занял третье место. Такие дела

Рейтинг эффективности тех кто занял 3-е место

Если оставить забавные тычки от уважаемых друзей, а поговорить по существу, то у этой истории есть несколько интересных и важных моментов, от которых, на мой взгляд, зависит будут ли шансы у оппозиции решать различные сложные задачи вроде сбора подписей и набирать больше 5% на крупных выборах.

Сначала давайте про «эффективность». Понятно, что измерять эффективность кампаний в разных округах по одним и тем же параметрам глупо. В моём округе было много всего необычного. Например:

  • Олег Сорока потратил больше всего официальных денег на избирательную кампанию из вообще всех кандидатов в Москве,

  • Это единственный единоросс, который был в эфире Эха Москвы три раза в часовых эфирах перед выборами, и вряд ли это была единственная его серьезная трата денег мимо избирательного фонда,

  • Сергей Собянин лично приезжал фоткаться с моим оппонентом на открытии каких-то объектов, по-моему, даже два раза. Также приезжали два вице-мэра,

Кроме того:

  • Меня спойлерило (и успешно заспойлерило) Яблоко,

  • От КПРФ шел Сергей Бабурин, у которого очень высокая узнаваемость среди пожилого населения,

  • Мы вообще были лишены поддержки союзников. Медийной, денежной, организационной — никакой не было. Всё делали сами, своими ресурсами и со своей аудиторией, о нас почти никто не писал и не говорил,

  • Я хреновый и неэлекторабельный кандидат, который в обычных обстоятельствах без помощи партий не должен и 5% получить.

При этом всём мы собрали подписи и получили 23%.

Как-то странно в этих условиях сравнивать нашу кампанию с яблочником или тем более коммунистом, который шел в другом округе, потратил меньше денег, получил больше голосов и его кампания, типа, оказалась эффективней.
Можно с таким же успехом кампанию Путина и Обамы сравнить, это разные выборы с разными вводными, сравнение не имеет никакого смысла.

Это не мешает поразмышлять над ошибками, которые мы сделали. После кампании Навального мы много думали и многое модифицировали — стали делать контракты с агитаторами и тренировать их, соорудили колл-центр и ещё много всего.
После этой кампании главный мой вывод — социология должна занимать намного более важное место в структуре штаба. Социология нужна совсем не для того, чтобы угадывать результаты выборов, а для того, чтобы понимать что и каким аудиториям лучше говорить из всего набора того, что у нас есть сказать (важны высказывания именно из нашего "набора", а не вообще то, что люди хотят слышать, иначе популизм выйдет).

Как бабушки воспринимают молодых людей с рассказом о хипстере на самокате? Лучше девушек или парней запускать с ними общаться? Лучше в первую очередь рассказать про удобный город или про информирование о работе Думы в случае победы?
На кампании Навального это было, но слабо — поисследовали только фотку кандидата, дали фокус-группам выбор из трёх, кажется. У нас мы пару раз поопрашивали людей, которые общались со мной после того, как я подъезжал на самокате, и поняли, что это хороший способ агитации, но этого требуется намного больше.

Также нужно проводить больше работы с региональными элитами и вообще лидерами общественного мнения в районах. У меня есть союзник в мунсобрании, почётный житель Щукино, которого лично знает половина района — нужно было потратить время и убедить её агитировать за меня, устроить ей встречи с избирателями или что-то такое. Нужно было найти ещё таких людей, кто мне симпатизирует. Тут был провал.

Всегда есть куда развиваться и мы будем развиваться, вся команда осталась почти в полном составе ещё со штаба Навального и будет работать дальше, спасибо за напоминание о том, что нам следует подумать над ошибками.

Но есть и более интересная тема, о которой я хочу поговорить в связи возникшей дискуссией, немного отходя от темы стоимости голоса. Это финансирование кампаний вообще. Тут проблема, скорее, не у меня, а у уважаемых друзей.

Вот почему же у меня получилось собрать подписи, а больше ни у кого не получилось? При этом, подписи собирали вообще все — руководители партий, люди с кучей медийных ресурсов, с кучей денег, с публичной поддержкой... но собрать никому не удалось.

Почему я смог с нуля набрать 23% даже со всеми трудностями, спойлерами и высокобюджетным конкурентом, а из других 50 либеральных кандидатов подобный результат смогли получить только трое?
Причём эти трое находились в куда более тепличных условиях: двое шли в округах без единороссов и спойлеров, а один шел хоть и со спойлером, но в самом оппозиционном округе и со слабым единороссом. Все трое проиграли коммунистам и с властью не конкурировали, их округа были отданы системной оппозиции.

По-моему, всё дело в разных подходах к финансированию избирательной кампании и работе со сторонниками. По этому поводу у меня с оппозиционерами давно идёт дискуссия.

Я считаю, что чем более высокобюджетная у тебя кампания, тем лучше и тем успешнее ты как кандидат. Конечно, это если речь идёт о собранных с поддерживающих тебя людей пожертвованиях.
А некоторые оппозиционеры считают, что чем дешевле ты провёл кампанию, чем больше привлёк волонтёров и вообще бесплатного труда, тем лучше.

По-моему, бесплатным трудом пользоваться вообще нехорошо. Это неуважение к сторонникам. Нет, конечно, волонтёры это очень важно и прекрасно, когда они есть, но они должны иметь возможность приходить когда им хочется и уходить когда им хочется. А на различные позиции, где требуется постоянная работа, а не периодическая помощь, нужно брать людей, которым хорошо платишь.
Разумеется, когда ситуация аховая, денег нет или нет возможности их собрать, то можно и попросить аудиторию помочь бесплатно. Но это исключительный случай, на выборах в МГД такой ситуации не было, поэтому эффективным независимым кандидатом там является тот, кто собрал больше денег и лучше платил большему количеству своих сторонников.

Среднебюджетные кампании позволяют выходить на новые аудитории, привлекают давно читающих вас, но косвенно интересующихся политикой сторонников в активную политическую работу и позволяют нанимать в штаб лучших профессионалов на нужные позиции.

Хорошо, когда есть возможность платить своим работникам много, как мы платили сборщикам подписей. Но если деньги не очень собираются, то можно платить и обычную зарплату, как у нас было в штабе. Людям интересно этим заниматься, они понимают важность такой работы, берут отпуск за свой счёт и идут работать в штаб.
Но нельзя требовать от них, чтобы они брали отпуск за свой счёт и работали в штабе бесплатно. Далеко не у всех сторонников есть такая возможность, мы резко снижаем количество потенциальных агитаторов и работников и вообще резко ухудшаем их жизнь.

Задача политика, по-моему, заключается в ведении такой политической деятельности, чтобы люди были готовы жертвовать свои деньги на ваши проекты.
Следующая задача в выстраивании эффективных структур, превращающих пожертвованные деньги в необходимый вам результат.

Если вам не жертвуют деньги, но у вас есть 10 преданных волонтёров, которым вы предложили работать бесплатно, это, конечно, очень эффективная кампания с точки зрения стоимости голоса, но совершенно неэффективная с точки зрения достижения результатов.

Многие пытались проводить «эффективные низкобюджетные кампании» с каркасом из волонтёров, из этого всегда получался слабый результат.
Кампании, основанные на фандрайзинге и профессиональных штабах, проходили три раза — у Леонида Волкова в Екатеринбурге, у Алексея Навального в Москве и вот у меня в Мосгордуме. Во всех трёх случаях не удалось победить, но удалось хорошо побороться и приблизиться к высокому результату.

В случае, если бы выборы мэра Москвы были не выборами мэра, а выборами по партийным спискам в парламент из 450 человек с 5% барьером, то мандаты распределились бы как-то так:


  • 258 мандатов: Единая Россия (Собянин)

  • 138 мандатов: Демократы (Навальный)

  • 54 мандата: КПРФ (Мельников)


Если бы мои выборы в МГД экстраполировать на выборы в парламент по партийным спискам, то вообще вышло бы так:


  • 151 мандат: Единая Россия (Сорока)

  • 113 мандатов: КПРФ (Бабурин)

  • 107 мандатов: Демократы (Кац)

  • 51 мандат: Яблоко

  • 28 мандатов: ЛДПР

В обоих случаях были бы сильные фракции. Во втором случае вообще у Единой России даже вместе с ЛДПР и близко не было бы большинства, и получился бы независимый парламент.


Из этих цифр хорошо видно, почему власти пытаются сделать сейчас все выборы одномандатными. Но оставим это: выборы в Госдуму будут смешанные, у нас будет возможность толкать в них список. Так давайте же будем думать не просто как провести «эффективную кампанию» без денег и профессионалов, а про то, как нам получить там фракцию.



Оглавление журнала