?

Log in

No account? Create an account

maxkatz


Кац предлагает победить


Подробный отчёт о кампании в Калуге
maxkatz
Кампания в Калуге завершилась раньше, чем предполагалось, нас сняли по всяким формальным придиркам. Сейчас идёт суд, который собирается заседать неделю по 10 часов в день, изучая все детали и обстоятельства, но даже если он там наизучает, что мы правы, это будет неважно — кампанию за неделю не проведёшь.

Кампания хоть была и короткой, но всё равно уникальной. В ней выполнялись принципы, которые не выполняются сейчас ни в одной политической структуре в России. А именно:


  1. Полная прозрачность финансирования. Никтогда не скрывалось кто даёт деньги и зачем. Недавно Дмитрий Некрасов, финансировавший основную часть этой истории, подробно написал об этом в своём фейсбуке,

  2. Всё только вбелую. С момента открытия и до момента закрытия избирательного счёта наличными не платили вообще никому и ни за что,

  3. Полная прозрачность расходов. Частично это вытекает из прошлого пункта, вы сейчас увидите их в отчёте ниже,

  4. Однородность системы управления. Никаких интриг, скандалов и дрязг — все работают на результат,

  5. Полное выполнение в срок всех обязательств — никому не задерживали оплату и тем более не остались никому должны после кампании.

В политических делах часто бывает так, что спонсору расписывают несбыточные картины, он начинает давать деньги, потом когда возникают проблемы — перестаёт, а партия остаётся должна работникам.
В наших кампаниях такого не было и не будет, все обязательства выполняются чётко и в срок, а все финансирующие понимают риски и предупреждены о них.

Часто ещё бывает так, что деньги перемещаются в рюкзаке начальника штаба и раздаются работникам пачками чёрного нала, а работники называются в паблике волонтёрами, хотя по закону всё должно оплачиваться с избирательного счёта. Это создаёт непрозрачность операций и расходов, а также ставит под некоторый риск участников процесса — у нас такого не было и не будет, всё только вбелую, прозрачно и публично.

Часто бывает так, что подписи рисуются, денег на их сбор тратится меньше, чем ушло бы на бумагу для печати подписных листов, а партию потом регистрируют потому, что она пошла и договорилась с кем надо. У нас так не было и не будет, мы собираем подписи честно и ни с кем подковёрно никогда не договариваемся

Иногда бывает так, что в штабе все заняты внутренними интригами и спорами кто более лучший оппозиционер. У нас такого не бывает — вся команда дружная, работает только с теми политиками, в которых верит, и нацелена только на результат.

Почти всегда бывает так, что агитаторы, разговаривающие от вашего имени с жителями, на самом деле ничего не знают ни о вас, ни о ваших принципах, а просто наняты по объявлениям на столбах и работают за небольшие деньги. У нас такого не было и не будет, все контактирующие с жителями — наши сторонники.

Иногда бывает так, что адекватные политические силы хотят, чтобы на них работали бесплатно только потому, что они адекватные. Мы работаем с нашими сторонниками, но оплачиваем их труд хорошо.

Теперь подробнее про расходы. Вся история обошлась в 4 миллиона 782 тысячи рублей. Вся кампания в итоге должна была обойтись миллионов в 30, а сбор подписей должен был обойтись в 10%, но бюджет немного раздулся



Из 903,000, которые ушли на работу штаба до выдвижения, можно было сэкономить тысяч 600, если бы мы не открыли штаб так задолго до кампании.
165 тысяч в месяц стоила аренда штаба. Мы могли бы обойтись штабом тысяч за 70, но тут решили потратить лишнее, заплатив за хорошее расположение.
Дорого обошлось выдвижение (226 тысяч): технических кандидатов набирали со всей страны, а подделывать их подписи под документами мы не готовы были даже при их согласии на это, поэтому тратилось много денег на суперсрочную пересылку документов. Ну и работа юристов там же.

Теперь подробнее об этапе сбора подписей:



Сборщики получали 200 рублей за подпись. Оплата штабу вышла тоже большая, туда входит значительное количество денег, оплаченных за проверку подписей, которые получили те же сборщики.



Если посмотреть на данные избирательных комиссий, то можно обнаружить, что описываемые выше суммы намного выше тех, которые партии обычно тратят на выборах.
Если посмотреть чёрные бюджеты и требования политтехнологов, то там обнаружатся цифры гораздо более высокие, чем я описал тут.

А тут реальные настоящие цифры, которые были получены и потрачены.

Деньги любят тишину, так принято в российской политике. Но мы делаем всё открыто и публично, бело и прозрачно, будем делать так и дальше.
Пока на такое спрос у нас не очень большой, но я надеюсь, это изменится со временем.

P.S. я сам работал на этой кампании, как и на кампании в 2013 году, бесплатно. Может быть, когда-нибудь я стану брать деньги за управление кампанией, но пока все обстоит так, как обстоит.