October 18th, 2017

О выдвижении Собчак

До сегодняшнего дня я относился к выдвижению Ксении Собчак достаточно нейтрально. Есть две версии этой истории, так как свечку не держал, то считаю возможными обе.
Первая, что АП думает, как привлечь внимание к выборам, и попросила Ксению сыграть спарринг-партнёра, как когда-то Прохорова.
Вторая, что Ксения сама решила пойти на выборы, она давно интересуется политикой и решила реализовать себя таким образом.

В пользу первого варианта говорило то, что последние месяцы Ксения активно полемизировала с Навальным, однако никак не критиковала Путина.
В пользу второго варианта говорило то, что Ксения давно интересуется политикой, избиралась даже в координационный совет оппозиции, причём с 4 места и совсем не по указу Путина. Также Ксения имеет медийный ресурс с 5 миллионами подписчиков.

Определить, какой из вариантов верный, нам поможет наблюдение за действиями Ксении в будущем. Кого она будет критиковать, Навального с Явлинским или Путина? Будет ли качественная антипутинская кампания? Не с обзывательствами, а настоящая, объясняющая, почему нельзя переизбирать Путина после 18 лет правления.
Или будет кампания против других кандидатов, против системы в целом, против несправедливости мира, но только не против Путина.

Первое её заявление даёт однозначный ответ на этот вопрос: Путина она критиковать не будет, а оппозицию мочить станет.
И в ролике, и в статье на Ведомостях Путин никак не задевается. Есть абстрактные "они", которые мешают Ксении реализовать своё избирательное право. У этих "них" есть разные лица, от Путина до почему-то Явлинского.

Почему-то Явлинский произносится через запятую с Путиным и Зюгановым, три такие столпа системы. Говорится, что в выборах участвуют только они либо их заместители.
При этом Явлинский последний раз был в президентском бюллетене 18 лет назад, а в 2012 году как раз не был допущен. Явлинский никогда не продавал свою позицию и твёрдо её держит, никогда не был "системной оппозицией", как его назвала Ксения. Вся его системность заключается в том, что он сохранил оппозиционную партию, от которой персонажи вроде Льва Шлосберга становятся областными депутатами. Системность так системность.

Такие манипуляции с реальностью, закрученные именно в ту сторону, которая требуется для дискредитации одного из двух других заявивших об участии оппозиционных кандидатов, выглядят, мягко говоря, странно. Если раньше я говорил коллегам, что её кампании можно и помочь, то сейчас буду советовать на пушечный выстрел туда не подходить

Странные бурления про депутатские компенсации

Телеканал Москва 24 снимает видеосюжет о том, что в Тверском районе депутаты распределили поровну между собой ежеквартальную компенсацию от мэрии. Типа «эта оппозиция только дорвалась до власти и сразу взялась деньги себе выписывать».

Москва 24 наверняка забудет упомянуть о том, что компенсация за выполнение депутатами переданных госполномочий выплачивается депутатам во всех районах Москвы с 2012 года. Деньги приходят и распределяются раз в квартал из расчёта примерно 15,000 рублей в месяц на депутата, делается это на основе пункта 16 и 17 статьи 3 закона №39.
В большинстве Советов компенсации делят поровну между всеми депутатами, независимо от их партийной принадлежности.

В целом, забавно наблюдать, как власть, став оппозицией, моментально принимает очертания самой неадекватной оппозиции, которая может вообще существовать. Уверен, нас скоро ждёт возмущение на тему ужасных оппозиционных глав районов, которые смеют получать зарплату в первый же месяц своей работы, а также разоблачения о предоставлении депутатам льготных проездных (предусмотренных законом).

Еще раз про мое участие в президентских выборах

Сторонники Алексея Навального тут посылают в мой адрес проклятья, мол, якобы я веду кампанию Ксении Собчак



Имею сказать на это следующее:

1. Я не сторонник Алексея Навального (о причинах писал тут). Интересы Навального волнуют меня в последнюю очередь. Я, конечно, считаю, что он должен быть зарегистрирован кандидатом в президенты (если соберёт 300,000 подписей), но я очень бы не хотел, чтобы он был основным или тем более единственным кандидатом от оппозиции,

2. Я не веду кампанию Ксении Собчак, не делаю ей сайт, никак не участвую в её кампании. И не потому что она мешает Навальному, а потому что на президентских выборах я планирую участвовать в кампании Явлинского либо отдохнуть,

3. Виталий Шкляров, с которым я дружу и работаю вместе, участвует в данный момент в кампании Собчак в качестве консультанта, в том числе по интернету. С ним же работают некоторые люди из команды, которая работала над сайтами разных наших кампаний, а также ёлками Варламова, моим депутатским сайтом и много чем ещё. Сейчас эти люди сделали простейшую заглушку для регистрации волонтёров,

4. Я надеюсь, что кампания Собчак не будет работать против Григория Явлинского. Мне непонятно, зачем это было сделано. Если она будет — я попрошу коллег отказаться от этого проекта и, надеюсь, они прислушаются (хотя я в этом не уверен). И вообще-то я надеюсь, что кампания Собчак будет работать против Владимира Путина.

5. Если кампания будет не против Явлинского, мы будем только рады, если Виталий придёт к соглашению со штабом Собчак и будет для активации её пятимиллионной инстаграмной аудитории использовать наши наработки с кампании Гудкова в 2016 году. Такую лицензию Ксении мы продадим, это позволит привести в независимую политику новых людей, заинтересовать их. Тогда на сайте появится ещё огромная куча всего, кроме заглушки, которая там сейчас висит. Но и в таком случае я сам никак в этом участвовать не буду.

6. Я буду поддерживать Григория Явлинского. Если штабу понадобятся мои компетенции, то я их с радостью бесплатно предоставлю. А если не понадобятся, то я тогда буду отдыхать и наблюдать со стороны за этой кампанией.
Такое моё отношение связано с тем, что среди представленных сейчас оппозиционных кандидатов именно позиции Григория Явлинского мне близки, а также мне близко то, что он создал и довёл до нашего 2017 года партию Яблоко.
Партию, которая никогда не продавалась и единственная держит твёрдую антипутинскую позицию по всем ключевым вопросам. Партию, в которую мы приходим когда хотим заняться политикой. Партия, которая только что выдвинула 1000 моих сторонников в муниципальные депутаты.
Я думаю, что люди, которые не продались и удержали не только твёрдую позицию, но и аж целую оппозиционную институцию должны быть поддержаны, если они хотят что-то сделать. Григорий Явлинский хочет сделать президентскую кампанию и я чем смогу его поддержу.



Боюсь, сторонникам Навального не очень понравится такая конструкция, но как есть