?

Log in

No account? Create an account

maxkatz


Кац предлагает победить


Previous Entry Share Next Entry
Вера Кичанова переехала в Киев
maxkatz
После майдана и начала в России того ада, который происходит сейчас, у очень многих моих знакомых, да и у меня тоже, были мысли о переезде в Киев. Похожая культурная среда, только которая движется не назад в средневековье, а вперёд, является очень привлекательной для активных людей.
Мы всерьез рассматривали (и до сих пор рассматриваем) вариант открытия там Горпроектов, но в итоге отказались пока от этой затеи.

А вот Вера Кичанова, муниципальный депутат соседнего с моим района и журналист, переехала и вот что написала по этому поводу у себя в фейсбуке:




Всем, кто спрашивал, куда я ухожу со Cлона: с этого месяца я работаю в проекте Reed, который базируется в Киеве. Это не про «ватников» и «хунту» – это про реформы, рыночную экономику, свободу слова и приоритет человека над государством. Про универсальные ценности применительно к конкретным странам, судьба которых волнует нас особенно – в первую очередь Украины и России. Хотя официально моя должность называется «выпускающий редактор», нас так мало, что все занимаются всем, тем более помимо сайта мы организуем мероприятия вроде ноябрьской Конференции памяти Кахи Бендукидзе в Киеве, собравшей более тысячи участников. А еще я в проекте отвечаю за соцсети, и мне будет приятно, если вы на них подпишитесь:
https://www.facebook.com/reedmag
http://vk.com/reedmag
https://twitter.com/reedmagofficial

Coming out #2. В минувшие выходные я переехала в Киев и живу в Оболонском районе, в десяти минутах ходьбы до Днепра. Не буду перечислять, какие внешние события подтолкнули меня к этому – сами знаете, что происходило в России в последний год. Расскажу про личный опыт, о котором по разным причинам молчала. За прошедшие год-полтора я довела себя чуть не до раздвоения личности: рассказывала единомышленникам про пользу «малых дел», а сама день за днем натыкалась на препятствия и все больше убеждалась, что «малые дела», даже когда удаются, теряются на фоне глобального кошмара.

Я залезала в подвалы и на крыши, проверяя, добросовестно ли потрачены деньги на ремонт, а потом на актах закрытия работ мою подпись подделывали. Я выступала на публичных слушаниях, а соседи кидались в меня ручками и кричали: «Кто вас купил?» Я пыталась баллотироваться в Мосгордуму, но на меня и моих волонтеров напали гопники и порвали подписи, а местная полиция так и не нашла их (и вряд ли искала). Раздача газет в районе – это капля в море, когда из всех экранов смотрит Кисёлев. Однажды мне позвонили и сказали: «Из-за вас я никогда больше не пойду на выборы, потому что ничего не изменилось!» С тех пор я думаю: а стоило ли давать людям надежду или стало только хуже?

Тут можно было бы в целях самооправдания сделать вывод, что в стране не осталось честных выборов и «малых дел», но я не стану. Если что-то не получилось у меня, это не значит, что не получится у других. Если вы остаетесь (о том, что всем стоит поголовно бежать, я тоже, в отличие от многих, заявлять не стану), помогайте оставшимся честным политикам. Я знаю как минимум одного такого – Andrey Shalnev, депутат горсовета Пушкино.

А я не политик – я журналист. Просто в России осталось очень мало пространства для журналистики. Год назад меня скрутили на митинге в поддержку узников Болотной, даже не взглянув на пресс-карту – на мне до сих пор висит штраф в 15 тысяч (впрочем, за год эта сумма обесценилась вдвое). В августе, после моего интервью с Артемом Лоскутовым про федерализациию Сибири, на Slon нагрянул Роскомнадзор, а я на несколько недель легла в больницу с депрессией. Несколько месяцев я ходила только на работу и депутатские собрания, отключая интернет по выходным и избегая людей в принципе. Еще пару месяцев в таком режиме – и я бы растеряла остатки здоровья. Нужно было что-то менять.

И тогда единомышленники из Киева позвали меня заниматься моим любимым делом – просвещением в духе идей свободы. Это то, что мне удавалось всегда, чем я много и в основном успешно занималась на волонтерских началах – в Либертарианской партии, в оргкомитете Чтений Адама Смита, вместе со Students For Liberty. Я бы считала это не отъездом, а длительной командировкой, в конце концов, Киев от Москвы всего в полутора часах лёта. Я буду по-прежнему участвовать в жизни и своей партии, и своего района (если только коллеги-депутаты не решат отстранить меня за связи с «киевской хунтой»). Оперативно реагировать на проблемы Южного Тушино будет Konstantin Nikonov – он активный житель Тушино и проинструктирован.

Я оставляю в Москве очень много того, что мне дорого, в первую очередь людей, и, конечно, я не рву связи. Берегите там себя, пожалуйста! В Киеве я надеюсь вспомнить, как это – работать и получать отдачу, объединять людей и наблюдать синергию, говорить со своими ровесниками о реформах и видеть у них заинтересованность. Здесь я надеюсь вылечиться от того, что называют «выученной беспомощностью», чтобы когда-нибудь это пригодилось мне в России. Можете пожелать мне удачи.






Вере удачи, а мы остаёмся :). Скоро выкачу большой план по развитию Городских Проектов в регионы, надеюсь, закончим год минимум с пятью, а лучше с десятью полноценными отделениями.



  • 1
"это про реформы, рыночную экономику, свободу слова и приоритет человека над государством"

НИЧЕГО ЭТОГО НА УКРАИНЕ НЕ БУДЕТ.

Они даже второй госъязык не вводят, несмотря на то, что доля русскоговорящих на Украине больше, чем доля франкоговорящих в Канаде и Шведскоговорящих в Финляндии. У них нет нефти, нет Путина, но есть врожденное жлобство.

В Израиле доля русскоговорящих под 20% и там тоже не вводят русский как государственный язык. Это сложная история, в разных странах работающая по разному и не имеющая ни малейшего отношения к экономике.

А вот с реформами у них пока и правда тяжело. Но, надеюсь, дело поправится после завершения войны. Во враждённом жлобстве в то или иное время обвиняют самые разнообразные народы :)

Edited at 2015-01-20 06:23 am (UTC)

Я сильно ошибусь, если предположу, что на Украине доля русскоговорящих приближается к 100%?

Нет. Это их внутреннее дело, вводить русский как второй государственный, или нет. Если избранный их 100% русскоговорящим населением на демократических выборах (а они у них такие) парламент решил не вводить, значит по какой-то причине они этого делать не хотят.
Это вопрос во-первых внутренний, во-вторых политический, а уж никак не военный

А кто тут спорит, что это не их внутреннее дело? Но насколько надо быть трудным, чтобы сделать госязыком язык, который знает меньшее количество населения? Смешно видеть как официальные лица (в том числе и презик) с трудом подбирают слова на этом суржике, и при первой возможности переходят на русский.

Дело в том что русский коренной для Украины, и не понятно почему для них проблема его ввести. Боятся что это помешает развитию новорожденного украинства.

В Росии русский матерный как второй госязык не вводят. Жлобы.

  • 1