Max Katz (maxkatz) wrote,
Max Katz
maxkatz

Category:

Какой мне бы хотелось видеть Россию

Такой ролик вот




Не знаю, хорошая ли идея высказываться на такие темы. Выглядит, по-моему, дико пафосно. Но всё же


[Расшифровка...]Сегодня мы в Санкт-Петербурге. На этом месте 98 лет назад произошли события, в результате которых установился один из самых страшных в истории человечества режим управления государством. На протяжении 74 лет страной управляли на основе страха, ненависти и силы, и в 1991 году эта система развалилась, и появилась современная Российская Федерация, наша страна, в которой мы сейчас живём. Сегодня на этом месте я хочу поразмышлять о том, какой мы бы хотели и я бы хотел видеть нашу страну в будущем.

[заставка]

Ну, во-первых, хочется, чтобы все были равны перед законом. Намного лучше меня эту идею сформулировал Юрий Шевчук: «Родине нужны перемены. И здесь все люди вышли ради этого. Мы ждём перемен, хочется светлой России, не тёмной, не мрачной, где сильный унижает слабого, а хочется равенства всех перед законом».

Вообще, давайте признаемся, что у нас в стране сейчас нет вот такой ситуации, что все равны перед законом, и у нас почти во всех сферах сильный бьёт слабого: тот, кто сильнее, тот и главнее. Это начинается от всяких бытовых сфер, типа парковки автомобиля: вот если вы выйдете из своего дома, то очень велика вероятность, что вы увидите, как около вашего подъезда парковочные места захвачены какими-то гражданами, которые считают, что они на них имеют больше прав, чем другие граждане просто потому, что они сильнее. Попробуйте поставить там автомобиль, и вы можете получить и по лицу. Это мелкие проявления. Намного более серьёзные и страшные проявления этой проблемы состоят в том, что судебная и правоохранительная система у нас работают не на то, чтобы сажать в тюрьму бандитов, жуликов и прочих преступников, а на то, чтобы преследовать чьи-то личные интересы. То есть вот вы помешали прокурору, или ему понравилась ваша собственность, и велика вероятность, что на вас заведётся уголовное дело. Примерно одна шестая часть предпринимателей нашей страны побывали под уголовным преследованием, и у 64% тех, кто побывал, в процессе отобрали бизнес. Хотелось бы, чтобы наша страна пришла к состоянию, что у нас все равны перед законом, и никому не нужно беспокоиться за свою жизнь, свою свободу и свою собственность из-за того, что кто-то на неё позарился или что он что-то не так сказал. А беспокоиться стоит тем, кто закон преступает.

Во-вторых, вообще, в целом, вот хочется чувствовать себя в своей стране в безопасности, и речь не только о правоохранительных органах и силовиках, хотя они в значительной степени являются источником ощущения опасности для многих из нас сейчас. Но даже кроме этого, хочется, чтобы мы понимали, что страной управляют люди, которые думают о том, чтобы мы дольше жили, чтобы нас не сбивали автомобили на улицах, чтобы мы не попадали под какие-то преступные действия. Что если мы наберём «03», то быстро приедет бригада скорой помощи, которая профессионально окажет нам первую помощь и отвезёт нас в больницу, в которой работа организована хорошо, для того, чтобы увеличить максимально вероятность того, что наша жизнь будет спасена, или наше здоровье наилучшим образом сохранится после той ситуации, в которую мы попали. Что когда мы приходим в полицию, хочется видеть там людей, которым действительно важно, с какой проблемой мы к ним пришли, и которые поинтересуются, что нас туда привело и как можно нас защитить, а не таких людей, которые уговаривают нас забрать заявление, потому что им не хочется портить статистику. Ну и это касается всех сфер госуправления, то есть хочется, чтобы там работали люди, которые действительно занимаются тем, что делают свою работу лучше, и в результате этого жить в нашей стране станет безопаснее, и люди в ней будут жить дольше.

В-третьих, хочется какой-то стабильности и понимания какого-то курса движения нашей страны и понимания, что решения в ней принимаются прозрачно и после серьёзного обсуждения. Ну, например, год назад мы проводили олимпиаду, и вообще всё время на протяжении последних, там, 13 лет мы интегрировались в мировую экономику и сотрудничали с большинством западных стран, а за последний год ситуация просто диаметрально противоположной стала, и теперь весь цивилизованный мир стал нашими врагами, по утверждению пропагандистов из телевидения и, собственно, даже нашего правительства. Что такое произошло, что это вот так вот изменилось за год? Почему мы раньше были направлены на сотрудничество, а теперь направлены на изоляцию? И действительно ли то, что сейчас происходит с нашей международной политикой, та изоляция, в которую мы сами себя загоняем — это то, что нужно нашей стране и то, отчего лучше станет жить нашим гражданам? Хочется какой-то прозрачности в принятии политических решений и понимания, что и зачем делается.

В-четвёртых, хочется свободы самовыражения. Люди в нашей стране должны иметь возможность вести себя так, как им нравится, танцевать то, что им нравится, петь то, что им кажется правильным сейчас петь и, там, рисовать те картины, которые им кажется правильным рисовать. Не должно быть никакой полиции нравов или вообще каких-то органов, которые определяют, что вот это вот правильно и патриотично, а это вот неправильно и непатриотично. Вот этих мы сейчас будем расследовать и вообще, может быть, посадим, а этих мы, наоборот, наградим. Государство не должно влезать в самовыражение и вообще в образ жизни обычных людей, пока они не задевают своей деятельностью кого-то другого.

В-пятых, хочется свободы слова. Ну, это как-то превратилось в пустой звук в последнее время, из телевизора нам говорят, что то, что там сейчас происходит — это и есть свобода слова, но на самом деле ведь нет. Свобода слова — это когда государство не вмешивается в информационную политику крупных СМИ, причём на самом деле не вмешивается. Когда из СМИ можно услышать разные мнения, в том числе и критикующие действующую власть, и это нужно не для того, чтобы оппозиционеры могли как-то выражать свою точку зрения, вернее, не только для этого. Это нужно для того, чтобы мы могли понять, что страна стала двигаться куда-то не туда, если она стала двигаться не туда, что принимаются неправильные решения, что какие-то эксперты имеют противоположную позицию по отношению к той, которую сейчас приняли в стране. Если мы не имеем возможность всего этого услышать, если всей информационной политикой управляют те же самые люди, которые, собственно, управляют страной, то мы не можем понять, что что-то пошло не так, и именно поэтому очень важна свобода слова, а её сейчас в полной мере в стране нет.

Ещё хочется адекватной системы образования, то есть такой системы, которая будет делать из наших детей уверенных в себе граждан, которые приспособлены к жизни в современном мире, а не такую систему, которая обучала бы их ненужным знаниям типа всяких синусов с косинусами и не делала бы из них послушных каких-то не верящих в себя людей и не рассказывала бы целыми днями, что не надо высовываться и что надо быть как все. Хочется, чтобы когда мы состаримся, мы могли бы продолжать жить в своей стране так же комфортно, как мы жили в ней, когда были молодые. Чтобы мы могли выходить из дома и не встречаться с огромными лестницами, широкими дорогами, которые мы не можем перейти, и чтобы, если мы решили поехать в центр города, чтобы это не было целым огромным событием, насчёт которого нам надо звонить родственникам и просить нас сопроводить.

Хочется, чтобы к власти приходили люди после честных выборов, а честные выборы проходили в открытой манере, и мы выбирали тех, кто лучше всего себя показал в открытой конкурентной борьбе, в политических дебатах, чтобы мы послушали тех людей и этих людей и выбрали того, кто лучше себя показал. Хочется, чтобы власть в стране не была сосредоточена в одних руках, чтобы один человек или одна группа людей не имели слишком большого количества власти и слишком большого влияния на всё происходящее в стране, потому что иначе их ошибки слишком дорого нам всем обходятся.

Хочется, чтобы люди в стране перестали считать друг друга быдлом, а страну — обречённой на то, чтобы жить в плохих условиях и перестали считать, что у нас ничего не изменится, и мы какие-то, какое-то проклятое у нас тут место, чтобы люди наконец поверили в себя и поверили в то, что мы можем тут всё изменить и сделать так, чтобы всё здесь было хорошо, как минимум лучше, чем в каких-то соседних странах. Хочется, чтобы мы гордились не нашим оружием и не нашими, там, какими-то завоеваниями территориальными, и не каким-то там развитием русского мира непонятного, под которым сейчас вообще чёрт-те чего понимается, а нашими интеллектуальными ресурсами, продуктами, которые производят граждане нашей страны, и которыми пользуются во всём мире, высокотехнологичными компаниями, которые у нас есть, но которые сейчас — и они, и вся эта отрасль — принесены в жертву современной государственной политике. Вот, хочется, чтобы гордились в стране именно этим, а не оружием.

Вот такие мысли пришли мне в голову на этом месте. 24 года после того, как развалилась та система, которая 97 лет назад возникла здесь. Нас пытаются убедить, что всё то, что я сейчас рассказал, на самом деле никому не нужно, и 84% или 86% населения хотят на самом деле не этого, а хотят вот этой всей непонятной войны, какого-то распространения русского мира с помощью оружия и самодержавия единственного человека, который делал бы что хотел, и все бы были тогда рады. Мне кажется, что это манипуляция общественным мнением, и на самом деле людям важны те ценности, о которых я тут рассказал, и они важны намного большему количеству людей в нашей стране, чем шестнадцати процентам. Поэтому я думаю, что нам не нужно слушать пропагандистов, а нужно объединяться, участвовать в политике и пытаться изменить нашу страну, чтобы она стала лучше.



Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 159 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →