Max Katz (maxkatz) wrote,
Max Katz
maxkatz

Category:

«порядочный» и «этичный» Навальный

Хреново что приходится это писать после нелепых и неадекватных обысков у Навального по явно придуманному делу о клевете, однако вынужден это делать, так как на многотысячную аудиторию прозвучали обвинения в мой адрес

Эта история длиной в два с половиной года, сегодня я о ней вам поведаю. Перенесёмся в 2013.

В июле пришёл работать в штаб Навального. Стал заместителем начальника штаба по организации работы, поставил на системную основу отдел кубов, встреч и т.д., ну, это вы всё знаете, я много раз об этом говорил
Отработали полтора месяца по одной системе работы (которая обслуживала 40 кубов), потом в последние две недели кампании всё перестроили в отделах и запустили их по совершенно другой системе, став обслуживать 180 кубов.

Это была самая успешная независимая кампания за последние лет 15. Избавились от тусовочности и сделали реально крутой большой проект. Для меня это самый крупный проект в жизни, которым я очень горд до сих пор.

---

До дня выборов 5 дней. 180 кубов на складах, в префектуры пикеты заявлены, водители найдены, встречи все прошли — я больше не нужен. Сижу и пишу задания в dom.navalny.ru и поглядываю, чтобы всё шло хорошо, но тут начинаются политические разборки.
Главный вопрос: что делать после выборов, если мы не проходим во второй тур. Моя позиция однозначна: честно говорим людям что происходит. Есть фальсификации — протестуем. Нет — не протестуем.
Позиция некоторых других — протестуем в любом случае и кричим про фальсификации, независимо ни от чего.

Параллельно начальник штаба становится недееспособным личной истории, которую описала Катя, а также адской усталости.

---

До дня выборов 4 дня. Собирается очередное совещание политсовета штаба, где обсуждается стратегия действий после дня голосования, мне это надоедает, я пишу Волкову, что больше не буду на них ходить. Дела есть, а политсовет мне неинтересен.
Волков в ответ выдаёт, что я неправильно себя веду и надо бы мне свалить, и вообще он меня сейчас уволит.
Я, естественно, смеюсь, объясняю ему, что нельзя уволить за 4 дня до выборов зама, который занимался организацией кампании. Это вредит кампании и не имеет никакого смысла. Разговор заканчивается на повышенных тонах, если можно так выразиться, Волков сообщает, что я уволен, я смеюсь.

Прибегает обеспокоенный (совершенно по делу) Навальный. Говорит с Волковым, потом с Катей (та рассказывает ему про харассмент и прочее), потом опять с Волковым, потом со мной.
Мне в разговоре он предлагает забыть об этом небольшом недоразумении, конечно, говорит, никто никого не увольнял, но давай, говорит, войдём в положение Леонида. Ему тяжело, бла-бла, он эмоциональный, а ты спокойный и в адеквате, давай замнём это.

Соглашаюсь, переезжаю во второй штаб. Навальный строго запрещает Волкову говорить даже о теме попытки увольнения.

---

До выборов 3 дня. Утром звонит Варламов и говорит, что готовится какой-то наезд на меня якобы на тему увольнения, через час звонит Лайфньюз — кто-то слил тему в СМИ.
Вежливо всем всё опровергаю, и это не публикуют. Еду в штаб, там несколько человек смотрит на меня косо. Спрашиваю, что случилось, говорят слухи ползут, что я уволен.
Смотрю рассылки — никакой информации нет, спрашиваю тех, кого хорошо знаю — ничего, говорят, неизвестно ни про какие увольнения. Продолжаю работу как обычно.

Пишу Навальному, прошу подтвердить договорённости и интересуюсь, не передумал ли он там. Мне в принципе пофиг, если бы передумал, я бы в паблик написал всё как есть, но мне важна была ясность в этом вопросе, о чём ему и сказал.
Навальный подтвердил, что ничего не изменилось, я сохранил ту же тактику поведения — работал в штабе, делал что-то там в день тишины, взаимодействовал всё это время с Навальным.

---

В день выборов фальсификаций не было. Если и были, то малозначительные, мы не добрали 1,5%. Когда стало понятно, что независимый штаб Росвыборов не пишет и не будет писать о несуществующих фальсификациях, произошёл небольшой конфликт вокруг этого, в процессе которого я не дал получить контроль над медийными ресурсами штаба наблюдателей (это отдельная история).

---

Выборы завершились, мы с Катей уехали отдыхать. На тот момент мы считали, что вернёмся и будем дальше взаимодействовать каким-либо образом (хотя меня эта перспектива немного пугала, и Варламов мог наложить вето).

Но по приезду обнаружилось, что взгляд Навального на ситуацию резко изменился. Теперь оказалось, что это мы с Катей некорректно себя повели по отношению к бедному невинному Волкову, и вообще источник всех бед — Кац.
С чем это было связано я не знаю — может, с возвращением всей камарильи, которую я от работы в штабе отстранил, может, с демонстрации лояльности Волковым. Но было как было.

---

Через пару месяцев начали нарушаться наши договорённости — стали доходить слухи, что якобы «ну, все знают, что тебя же уволили из штаба».

Потом случилась история «Народный Депутат», во время которой Навальный хотел объяснить общественности, что я работаю на мэрию. Он был крайне удивлён тогда узнать, что такого рода наброс не работает без доказательств, даже если ты очень популярен, и проигрыш в той истории нанёс ему сильную травму.

Дальше хуже — Навальный стал в личных разговорах с известными людьми рассказывать, что я был уволен из штаба за две недели до выборов за «очень некорректную историю», поэтому связываться со мной он не советует.

Люди удивлённо приходили ко мне и спрашивали, что там такое у нас случилось. Катю и меня это бесило, мы решили рассказывать в таких случаях реальное положение дел (и при необходимости предъявлять доказательства, которые сохранились).

Навальный обладает даром убеждения людей и скоро он убедил всё своё окружение, включая Волкова в том, что что все было именно так, как ему было надо. Теперь все они распространяли лично и во всяких чатиках на сотни человек, что Кац был уволен за две недели до выборов (то есть до финального расширения кампании) за «очень некорректную историю».
Пояснить, в чём некорректность истории, категорически отказывались. Окружение всё это распространяло активно и примерно вот под таким соусом:



Типа, благородный Навальный знает что-то тако-о-ое, но не говорит, так как он корректный.


Есть сотни людей, которые получали штабные рассылки и знали, что увольнения не было, но память о тех событиях в головах Навального и его окружения уже была переписана.

---


Я за всю жизнь вёл великое множество различных дел, работал с крупными суммами денег, строил и управлял разными структурами, но никто и никогда не имел ко мне претензий в плане порядочности ведения дел. Я дорожу репутацией, поэтому пришлось защищаться от нападок. Кате спасибо, что согласилась помочь в этом, раскрывая историю со своей стороны.

Кульминацией попыток распространения про меня этой фигни было выступление Навального на Дожде. Именно в таких выражениях он высказывался в личных разговорах последние несколько лет, но всё же сказать явную ложь в таком формате было чересчур даже для Навального.



«Я стараюсь взаимодействовать с людьми, которые знают, что такое этика, что такое нормальные взаимоотношения с коллективом, его и уволил (Волков) за две недели до выборов по каким-то таким причинам, и я это решение поддержал. Поэтому это не тот человек, с которым мы можем работать вместе». Навальный на Дожде






Мы опубликовали реальное положение дел в большой паблик. Всему, что я написал выше, есть множество разных подтверждений — рассылки, переписки. Они будут опубликованы сразу, как только участники событий попробуют продолжить про них врать.

---


Это история в первую очередь про политика Алексея Навального и его жизненную систему координат. Вот так работает мозг у него, как описано выше.


Многие спрашивают мое мнение о том, зачем он это сделал. В голову к другому человеку не залезешь, но я думаю, что это из-за конкуренции.
Навальный любит о ней рассуждать, но сам очень её не любит. Ему очень комфортно конкурировать с персонажами вроде Касьянова, политиками совершенно другого типа. Однако общественно-политический персонаж, находящийся на его поле работы с молодыми активными людьми в интернете и демонстрирующий политические амбиции, финансирующийся, как и он, на фандрайзинг, регулярно организующий заметные проекты, обладающий медийными ресурсами, поддерживаемый молодыми сторонниками и участвующий в выборах — это для него неприемлемо. Он хочет быть один на этом поле, а тут я.

Если вам этот пассаж кажется странным, то вспомните ещё одного такого общественно-политического персонажа, как я описал.
Навальному в окружении нужны люди, которые будут молчать, когда он говорит. Он не терпит даже попыток влияния на стратегию поведения его структуры, видит себя единственным «политиком нового типа». Он попытался враньём испортить мне репутацию, но не вышло. Поглядим, что будет дальше — может, стадия отрицания и гнева пройдёт, перейдём к следующим.
А возможно, что и нет.


Я жду извинений или встречи (можно публичной, можно личной) для обсуждения происходящего. Наверное, не дождусь, исходя из всего произошедшего, но пусть это будет тут.

Прежде, чем иметь дела с этими людьми — подумайте хорошо и тщательно защитите себя. Они далеко не самые плохие в сегодняшней России, но они такие, какие есть.
Если знаете кого-то, кто с ними работает — покажите эту историю. Тогда они хоть на всякий случай начнут сохранять переписки

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 936 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →