Category: происшествия

Московские участковые опрашивают сотни подписантов обращения к Инне Святенко

Помните, была адская история с депутатом МГД по Капотне, которая в рамках кампании по переизбранию остановила строительство островка безопасности и потребовала сделать там прямую скоростную дорогу?



Тогда все, кто хоть что-то понимает в теме, возмутились, а Пресненский депутат Анастасия Ромашкевич создала петицию, которую любой мог подписать и направить в Мосгордуму. Там объяснялось депутату Святенко, почему островки безопасности нужны и убирать их нельзя



В целом, достаточно мирная петиция, вот можете посмотреть сами https://podpishi.org/kapotnya.

Подписали её 639 человек. Что же, вы думаете, сделала депутат Святенко? Возможно, она прислушалась? Почитала профильную литературу, взяла консультацию у специалистов?

Нет! Ничего лучше Инна не придумала, чем натравить на избирателей полицию!
Она сдала все письма в полицию и попросила проверить, что это за граждане такие подписывали петицию. И теперь ко всем домой приходят участковые и берут объяснение, мол, вы ли подпись оставляли.

Участковые сами в шоке от такого задания. Этим сейчас заняты почти все участковые Москвы, ведь сеть подписантов очень обширна и охватывает почти все районы города.




Сообщается о десятках случаев таких проверок, удивлённые москвичи рассказывают удивлённым участковым, что да, они подписывали эту петицию


И я не шучу — этим реально заняты сейчас все участковые Москвы





Естественно, участковые, обойдя 639 человек, обнаружат, что все они оставляли подпись на сайте. Проверив сайт, они обнаружат, что он действует строго в рамках закона, собирает и обрабатывает персональные данные в соответствии с публичной офертой.

Если вам позвонит участковый — можете спокойно сказать ему, что да, вы подписывали обращение к депутату. А можете и не разговаривать с ним, вы не обязаны (хотя участковые обычно мирные и не меньше вашего будут удивлены этой фигне). Если будет возможность — снимите процесс общения на видео, потом, может, выложим.


Удивительно, что каждый посредственный единоросс считает, что он может включить репрессивную машину и натравить полицию на любых граждан, которые ему не понравились. Например, на тех, кто написал ему обращение по совершенно мирной теме — про островок безопасности на дороге.

Позорище. Из МГД её выкинуть не удалось в этот раз, но, думаю, она станет после этой истории объектом насмешек. Хотя с Единой России станется за такие действия ей ещё и орден выдать

Питерская катастрофа с наблюдением

Я два дня пишу в твиттер, что наблюдателей нет в Питере, а мне никто не верит. «Но есть же наблюдатели Петербурга!», «а как же штаб Навального?», — пишут мне все и в наблюдатели не записываются. В итоге мы имеем 698 наблюдателей на 498 участков.
Что это означает? Что множество урн либо поедут без присмотра на надомное голосование, либо останутся без присмотра днём на участке. А это что означает? Что в них появятся пачки бюллетеней за команды единороссов и за Беглова.

Сегодня провели сверку со всеми-всеми-всеми наблюдательскими движениями и структурами. Посчитали и ПРГ, и ПСГ, и от кандидатов людей, и вообще всех кого можно — 1100 человек. На всех.

Как так получается? Открою вам страшную тайну, о которой все знают и молчат. Не существует наблюдательских движений. Они все расцвели в 2012 году и умерли примерно к 2017 году. Нет никаких сотен или тысяч натренированных наблюдателей, которые обеспечат контроль за выборами, их нет даже в Москве. Нет сотен ПРГ, все давно посдавали мандаты от скуки.
В наблюдательских движениях есть только руководство, очень сложно определяющее принципы контроля за списками. Генералы все, а солдат нет ни у кого.

Мало того, оставшиеся в этих движениях ещё и новых пугают рассказами о том, как наблюдать сложно и какая нужна квалификация, чтобы даже подойти к участку. И в итоге честные и адекватные люди вместо присутствия на участке сидят дома.
А на участке тем временем сидит комиссия из школьных учителей, которыми руководит тётка из администрации. Там царит единодушие и единогласие, никто не достаёт камеру, нет никаких глаз, никто ничего не боится.

И люди продолжают сидеть дома, надеясь на огромные наблюдательские движения, не записываются, думают, что у них квалификации не хватит.
Участок, где есть не знающий ничего студент с айфоном, намного лучше пустого участка, одно ваше присутствие может сильно усложнить жульничество. Мобильные группы могут приехать к вам на помощь, если вы заметите проблему, а если вас там не будет, то о проблеме никто не узнает.

Мы в Питере целый день будем вести тренинги, записывайтесь скорее и расскажите знакомым. Если вы не придёте, то участок будет пустой https://spb2019.yabloko.ru/watcher





Не стало руководителя муниципалитета Щукино

Сергей Викторович Середин в пятницу ушел с работы в муниципалитете Щукино, где он являлся исполняющим обязанности главы. Сегодня выяснилось, что в тот же вечер он умер.
Не до конца сейчас понятно что именно произошло, вот официальный релиз Щукинского муниципалитета на этот счёт:



03 ноября 2018 в центре Москвы ушел из жизни исполняющий обязанности Главы администрации муниципального округа Щукино Середин Сергей Викторович. По предварительному заключению судмедэкспертизы причиной смерти стала сердечная недостаточность.
Следы насильственной смерти отсутствуют, есть травма от падения.

В пятницу 2 ноября вечером в 21.30 вечера после сложного рабочего дня Сергей Викторович поехал в центр Москвы для встречи с друзьями.
В последний раз его видели вышедшим из здания по адресу: ул. Тверская, 18 в 4.30 утра.
Возможно ему стало плохо, однако никто из прохожих не обратил на это внимания и не вызвал «Скорую помощь».
Сергей Викторович был обнаружен только в 8 утра в Благовещенском переулке у дома 5. Его сердце уже не билось.

Если Вы, Ваши близкие или знакомые видели С.В. Середина в окрестностях Благовещенского переулка и Тверской улицы в период с 4 до 8 утра 3 ноября убедительно просим сообщить по телефону 8(926)199-62-24 или написать на е-мейл info@shukino.ru.
При уходе с работы С.В. Середин был в очках, с черным рюкзаком, черной куртке, синих джинсах, высоких черных берцах и черно-белым платком-арафаткой на шее.
Ваша информация крайне важна.

Сергей Викторович Середин был по-настоящему порядочным, светлым и оптимистичным человеком, полным жизненных планов.
Память о нем останется в наших сердцах.

Коллектив Администрации муниципального округа Щукино в городе Москве и депутаты Совета депутатов муниципального округа Щукино в городе Москве выражают искрение соболезнования семье и близким Сергея Викторовича Середина.


Поисследовали перекрёсток, где люди гибнут из-за глупости проектировщиков

Городские Проекты толкают в России программу Vision Zero, мы её назвали «Ноль смертей». Фишка программы, которую изначально придумали шведы, а сейчас используют почти во всех развитых странах, в том, что дорожная инфраструктура не должна быть для умных, послушных и ловких. А должно подразумеваться, что транспортом пользуются самые разные люди, в том числе тупые, неуклюжие и непослушные, и гибнуть они всё равно не должны. Не должно быть необходимо обладать какими-то специальными навыками, чтобы не погибнуть на дороге.

Для этого улицы нужно проектировать так, чтобы даже человек, совершающий на дорогах ошибку, всё равно не погибал и не получал серьезные травмы. Городские Проекты взяли один из самых опасных перекрёстков в Москве, где за 3 года покалечились 23 человека и 1 погиб, и подробно изучили, как его можно было бы улучшить



Вот подробный отчёт, с фотографиями и описанием. Он будет отправлен в мэрию


Большое спасибо Илье Шафранову, магистру градостроительства и эксперту по транспорту, за содействие в подготовке этого отчёта.


Сейчас Городские Проекты исследуют ещё 10 перекрёстков. Идёт специальный сбор денег, собрали пока лишь на 2.




В прошлый раз, когда мы активно проводили исследования и требовали пешеходизации улиц, городская политика очень масштабно изменилась. Не только из-за наших исследований, конечно, но мы внесли вклад.
Надеюсь, это и сейчас получится, и наши улицы станут безопаснее



Кстати, если хотите волонтёрить на исследованиях или пройти в Горпроектах летнюю практику — запишитесь тут


Vision Zero

У нас в стране какой-то ад происходит с жертвами ДТП — их в 10 раз больше, чем в развитых северных странах вроде Канады и Швеции. И количество населения ни при чём, попадает в аварии больше людей в пересчёте и на 100,000 человек, и на 100,000 автомобилей.
В 2016 мы потеряли в авариях 23,114 сограждан.

С этим надо что-то делать. Мировой опыт показывает, что решаются такие проблемы в первую очередь изменением подхода к делу со стороны правительств, парламентов и вообще лиц, принимающих решения. Надо прекратить считать нормальным смерти и тяжелые травмы на дорогах. Надо прекратить считать приемлемым, что кто-то может погибнуть от того, что сел за руль.
Вот как в авиации — любая авария неприемлема, сразу шум на весь мир и громадное расследование. А тут погиб и фиг с ним, не повезло.

В Швеции, а также во многих других странах применяется концепция Vision Zero — это подход, считающий неприемлемым смерти на дорогах и в организации дорог озабоченный безопасностью тех, кто по ним ездит. Концепция основана на том, что все граждане, умные и глупые, дерзкие и робкие, ловкие и неуклюжие, быстрые и медленные, все пользуются транспортной инфраструктурой. И никто из них не должен пострадать. Такие должны быть правила и так должны быть устроены улицы.

Городские Проекты внедрят эту концепцию в России. Мне она кажется очень важной. Вот тут план на год нашего главного проекта в этом году: https://city4people.ru/projects/projects_53.html.

Собственно, хочу посоветоваться. Смотрите, Vision Zero надо перевести на русский. Мы пока перевели как "Ноль смертей", но это не круто совсем — не показываем видение будущего и вообще изменение концепции, выглядит как счётчик — сегодня ноль, завтра одна. Кроме того, дело не только в смертях, а ещё и в серьезных травмах (231 тысяча сограждан получили травмы в ДТП).

В общем, в комментариях прошу написать идеи для названия программы Vision Zero на русском. Если у вас есть знакомые, которые могли бы помочь решить эту задачу, — спросите их, пожалуйста. Ведь как яхту назовёте, так она и поплывёт, как говорили в известном мультике




Как самоуправляемые машины спасут сотни тысяч жизней

Сейчас очень модная тема — самоуправляемые машины. Кто только над ними ни работает, некоторые автомобили без водителей уже ездят по городам. Поучившись в Шотландии, я стал ярым сторонником скорейшего внедрения автомобильных автопилотов и вот почему.



ДТП с человеческими жертвами на дорогах происходят в первую очередь из-за высокой толерантности общества и властей к возможности таких смертей. Например, в США ежегодно от ДТП погибает 35,000 человек (в России в 2016 погибло 20,308 человек). Цифры огромные, но все воспринимают такие смерти как естественное дело — типа, ну неправильно водят/ходят бараны всякие, вот и гибнут, естественный отбор.
Такое мнение для России не уникально — в 60-х годах ровно так же мыслили и вовсю сообщали это в газетах Великобритании. Об этом я писал свою магистерскую диссертацию, ещё будет об этом пост. В обществе, где автомобиль массово распространился относительно недавно, толерантность к смертям от него очень высокая (США тут исключение, там толерантность высока и сейчас).

В странах, где толерантность к смертям в ДТП низкая, и смертность остается очень низкой. Например, в Швеции 15 лет назад приняли программу Vision Zero, которая делает центром транспортной политики безопасность. Там много интересных принципов подхода к транспортному планированию, строительству и управлению. Разница выходит значительной, вот вам показатели смертности на 100,000 автомобилей:




И причём тут самоуправляемые автомобили? Толерантность к гибели человека от автопилота самоуправляемого автомобиля в обществе крайне низкая. Намного ниже, чем толерантность к гибели человека от управляемой другим человеком машины, или тем более гибели водителя.
В таких случаях всегда кажется, что подобное не про меня: наверное, это водитель виноват, пешеход не увернулся. а я бы на месте этого дятла не оказался бы. Смерти в ДТП не про меня, думает каждый, хоть к реальности это не имеет никакого отношения. Словом, толерантность высокая, люди не парятся по поводу десятков тысяч погибших.

А когда речь про гибель от автопилота, то тут толерантности уж никакой. Ведь каждый может быть на месте водителя или пешехода, которого убил робот. Больше никаких иллюзий о том, что это не про тебя.
Мне кажется, что безопасность самоуправляемых автомобилей будет на уровне безопасности гражданской авиации. Люди боятся летать, никто не готов терпеть гибель самолётов — поэтому создана дорогущая и сложнейшая система, гарантирующая безопасность в воздухе. От всех авиакатастроф во всём мире в 2016 году погибло 629 человек, в 31 раз меньше, чем погибших от ДТП в одной только России. Авиакатастрофа с сотней погибших это новость на всех телеканалах мира, а столько же людей, погибших за один день в результате ДТП, это и не новость вовсе. И всё по одной причине: люди совершенно по-разному относятся к этим смертям. Одни ужасны и требуют решительных действий, а вторые обычны и нормальны.

И внедрение автопилотов в автомобили должно полностью изменить отношение к авариям. И смертей станет намного меньше.

Это правда далековато, нам пока дай бог Vision Zero внедрить хотя бы в Москве. Сейчас разгребём предвыборную тему, и я буду побольше об этом писать


Безопасность пешеходов в Лондоне – помощь зала

Я тут пишу диссертацию об уменьшении количества смертей пешеходов в ДТП в Лондоне. На эту тему тут происходит огромный прогресс – только с 2003 года в два раза снизилось число жертв и получающих серьезные травмы.

В основном это происходит из-за смены отношения власти и общества к проблеме смертей на дорогах. Раньше тут отношение было как сейчас у нас – мол, это неизбежное зло, ничего не поделаешь, гибнут те, кто нарушает правила, и так далее. Высокая толерантность была к таким смертям – мол, погиб, переходя не на зебре, закопали и фиг с ним. Как будто так и должно быть.

Но подход изменился. Теперь тут нулевая толерантность к тому, что от перемещения по улице можно пострадать. Как в авиации – там ведь если самолет падает, то никто не говорит "а, бывает, авария". Также и тут – каждая смерть или серьезная травма это неприемлемая ситуация и для ее предотвращения тут перестраивают улицы, снижают скорость движения, перенастраивают светофоры и так далее.



И я вот подумал – сами меры по уменьшению количества смертей очень простые. Снизь разрешенную нештрафуемую скорость в городе с 80км/ч (как в Москве) до 30км/ч (как в Лондоне) и будет в несколько раз меньше смертей.
Всем это известно, однако скорость не снижают. Почему? И почему снизили тут?

Таким образом, я решил изучить не сами меры, а ход общественной дискуссии на эту тему в последние годы. Какой взять период пока не решил: от 15 до 50 лет.
Я хочу проанализировать дискуссии в парламенте, соответствующие статьи в прессе за разные годы и экспертные доклады, чтобы понять, как менялось то, что в обществе считалось нормальным. Как и почему.

Почему же какое-то время назад считалось нормальным, если кто-то переходил в неположенном месте и погиб, а сейчас не считается? Кто убедил в этих новых взглядах общество и людей, принимающих решения? Как менялась риторика?

Как обычно, обращаюсь за помощью зала: помогите найти старые статьи, стенограммы дискуссии в парламенте или в Совете Лондона, какие-нибудь экспертные доклады старых времен, заявления политиков или дебаты на эту тему :)
Я их сейчас сам ищу, с вашей помощью наверняка найду лучше. Когда все найду – проанализирую, как менялся подход.

Если вы знаете такие статьи или готовы их поискать – пишите тут в комментах либо на почту theshtab@gmail.com.
Важно: интересны именно дискуссии вокруг Лондона. Если вам попадалась статья про Vision Zero в Стокгольме, то ее слать не надо :)



Никогда не разговаривайте с полицией (озвучил видео)

Значительная часть громких политических уголовных дел, о которых вы слышали, почти все, произошли потому, что обвиняемые поговорили с полицией или с СК и рассказали им, «как всё было на самом деле». Но и не только политических дел, а любых.
Помните на процессах все эти моменты, когда человек говорит одно, а прокурор заявляет «я хочу зачитать письменные показания! Там всё иначе было». И суд принимает письменные показания, а не свидетельство в зале суда.



Так получается потому, что когда вас вызвали на допрос или арестовали, то вы в стрессе и хотите, чтобы это закончилось как можно скорее. Тут-то вам и говорят «ну просто расскажите, как всё было, мы разберёмся».
Вы рассказываете, потом домашний арест, СИЗО или даже подписка о невыезде, затем суд с зачитыванием тех кусков из ваших показаний, которые показывают на вашу вину или даже просто участие в событиях, потом двушечка, трёшечка, пятёрочка или условный срок.

Так работает система. И вы, если они к вам пристанут, наверняка тоже сломаетесь, как и все остальные, и дадите им показания, а потом сядете. У них много способов обвести вас вокруг пальца.

Но возможно, вы сможете защитить себя и у вас хватит сил сказать следователю «в соответствии с 51 статьей конституции, я отказываюсь давать показания». Скажите это и повторяйте пока не поговорите с адвокатом (своим, не по назначению) и не продумаете всё детально.
Это может спасти вас от уголовного дела и спасло бы многих от нелепых процессов, о которых вы знаете из новостей.

Есть отличное видео американского профессора, где он с примерами рассказывает, почему нельзя говорить с полицией даже в США, где судебная система намного адекватнее нашей. Илья Варламов перевёл его, а я озвучил профессора, чтобы вы могли посмотреть и запомнить то, что когда-то может сохранить вам свободу




Прошу максимально распространить, ретвит-репост фейсбук-вконтакт-одноклассники-телеграм, всё такое


Как власти используют теракты в политических целях

Террористические акты для силового блока правительства открывают большие возможности. Никакое общественно-политическое событие не даёт провести в жизнь подобные решения, которые общество готово съесть под предлогом борьбы с терроризмом и заботой о безопасности.
Любая смерть это трагедия, а беспричинная смерть людей, которые невинно ехали в метро или летели в самолёте, это вдвойне страшно.

Однако невинные люди умирают каждый день: гибнут в ДТП (в среднем 56 человек в день, каждый день), погибают от различных преступлений (около 80 человек в день, каждый день). Внимание общества и правительства привлекается к невинным смертям крайне редко: если гибнут дети (и только если массово), если в деле замешаны какие-то фобии (самолёт упал или волк кого-то съел) или если в одном событии гибнет сразу треть дневной «нормы» (автобус упал в пропасть).

Правительство эти смерти в целом не интересуют вообще никак. Можно принять простейший закон о снижении разрешенной скорости движения в городах и высоких штрафах за любое превышение (а не 20 км/ч) и это спасёт сотни, если не тысячи жизней. Один простой закон, основанный на чётко сформулированном научном знании. Просто снизь скорость.
Но так как невинные смерти в реальности никого не волнуют, то никто эти вопросы не обсуждает.

Другое дело, когда происходит террористический акт. Население в панике, боится заходить в метро, принимаются меры безопасности, которые создают кучу неудобств и позволяют распиливать огромное количество денег. Это не только у нас так, вот, например, Китай. Вход в метро




Под соусом борьбы с терроризмом и заботой о безопасности можно не только распилить много денег на бессмысленные рамки и полчища охранников, оперативников и прочих силовиков, но и продвигать давно желанные политические решения.
Вот сегодня, например, депутат Госдумы от Единой России предложил запретить митинги



После одного из прошлых террористических актов значительно усложнили сбор пожертвований на избирательные счета и в общественные организации. Городским Проектам стало намного тяжелее жить, а Яндекс-деньги потерял возможность принимать карточки для пожертвований на избирательные счета.
Изменения в антитеррористическое законодательство, затруднившее жизнь Городским Проектам, ФБК, а также всем независимым кандидатам на выборах, внесли после серии террористических актов в Волгограде.

Ради обеспечения безопасности граждан принимался и закон Яровой, обязывающий всех операторов связи записывать все телефонные разговоры абонентов и хранить их 3 года.

Теракт в Беслане, когда была захвачена школа и погибли дети, послужил поводом для отмены выборов губернаторов в 2004 году. Тогда Путину необходимо было укреплять «вертикаль власти» и ослаблять губернаторов, теракт позволил оправдать эти действия, выборы губернаторов вернулись лишь через 8 лет.
Драматургия Путиным была выбрана тогда безошибочно: прошло менее двух недель с момента трагедии в Беслане, где погибли невинные дети. И тут заседание правительства, посвященное борьбе с терроризмом, на нём Путин объявляет о важной мере укрепления государственной власти: отмене выборов губернаторов.

Есть менее глобальные примеры использования терактов для реализации своих политических и коммерческих целей. Например, после взрыва в аэропорту Домодедово было открыто уголовное дело на его владельца. Аэропорт давно хотели отжать и искали повод, и теракт пришёлся как нельзя кстати. Владельца обвинили в том, что на входе в аэропорт не было контроля (с чего бы ему там вообще быть?).
Полгода Дмитрий Каменщик провёл под домашним арестом, пока уголовное дело не закрыли за отсутствием состава преступления.

Вчера телепропаганда использовала теракт в Питере для борьбы с оппозицией — возмущались тем, что оппозиционеры неправильно скорбят.

Словом, множество различных людей использует эмоциональный фон вокруг террористических актов для достижения своих локальных целей, в такие моменты обществу нужно быть очень внимательным, чтобы не пропустить под соусом борьбы за безопасность всякую бредятину.
Ведь в конце концов террористы именно того и добиваются, чтобы все были напуганы, чтобы была нарушена обычная мирная жизнь и чтобы миллионы людей от страха начинали вредить себе разными способами — начиная от отказов ездить на метро и заканчивая отменой выборов губернаторов. И, как видно выше, целей этих террористы часто добиваются.

Важно помнить: все предложения, звучащие после терактов, не имеют никакого отношения к безопасности. Все до единого. Реальная борьба с терроризмом происходит не на входе в станцию метро и не на выборах губернаторов, а её стратегия выстраивается не после теракта.

Также важно помнить, что теракты не опасны лично для вас. Вероятность пострадать в теракте намного ниже, чем вероятность пострадать в ДТП, намного ниже, чем вероятность умереть от падения в ванной у себя дома. Главная опасность от терроризма это общественная истерика и страх, в который впадает общество, а не сами взрывы.



Вероятности умереть от чего-либо неплохо изучены, так как страховые компании зарабатывают таким образом деньги. Вот неплохая инфографика на тему. А вот некоторые цифры по США (где проблема терроризма стоит острее):

1 к 9,300,000 — риск погибнуть от террористической атаки

1 к 18,600       — риск погибнуть в ДТП (в 490 раз выше),
1 к 18,000       — риск быть убитым (в 490 раз выше),
1 к 812,000     — риск утонуть в собственной ванной (в 12 раз выше),
1 к 81,500       — риск погибнуть при пожаре (в 110 раз выше),
1 к 576,000     — риск погибнуть от удара молнии (в 16 раз выше)
1 к 700,000     — риск умереть от укуса собаки (в 13 раз выше)
1 к 20,000       — риск умереть от падения с высоты своего роста (в 465 раз выше)
1 к 370,000     — риск умереть, подавившись едой (в 25 раз выше)


Так что не ведитесь на рассказы тех, кто кинулся вас «защищать». Эти люди могли бы одним голосованием спасти тысячи жизней на дорогах, но вместо этого они расскажут вам, как для вашей безопасности они сейчас потратят триллион на рамки и на очередное полчище силовиков.

Не впадайте в истерию, не дайте террористам вместе с пропагандистами и политиканами изменить вашу жизнь и нашу страну.



Очень важное видео — почему никогда нельзя говорить с полицией или СК

Видео с очень подробным объяснением, почему никогда нельзя говорить с полицией или следственными органами. Почему вы никак и никогда этим себе не поможете, а навредите себе очень часто.
Показана куча примеров всяких уловок и подстав, которые устраивала полиция, чтобы посадить людей в тюрьму на много лет, и это при честном суде присяжных в США.

У нас говорить с полицией, СК или прокуратурой в разы опаснее. Если вдруг вы столкнулись с такими органами, то единственное, что они должны от вас услышать до приезда квалифицированного и независимого адвоката, это «я отказываюсь отвечать в соответствии с 51 статьёй конституции».

Это не шутки. Абсолютное большинство политических уголовных дел вытекло из показаний обвиняемых, иногда опытных юристов, которые потом вывернули против них.
В полиции ситуация будет стрессовая, поэтому посмотрите это видео и просто зарубите себе на носу: никогда не давать никаких показаний. Никогда, никаких. Что бы ни спрашивали, насколько бы абсурдно это ни было, насколько бы вы ни были уверены, что вы невиновны, а следователь «разберётся».
Как бы он вам ни рассказывал про «расскажите всё и пойдёте домой» или «я вас посажу, если не расскажете». Даже в курилке полицейского участка или в коридоре, никогда и нигде не разговаривайте с полицией и следственными органами. Это очень опасно


*субтитров нет, но есть английские автоматичесике. Включите, помогают